Previous Entry Share
Почти современные эпизоды (из воспоминаний А.А. Любищева)
traveller2
Преамбула

Александр Гаврилович Гурвич (1874-1954) — русский/советский биолог, открывший сверхслабые излучения живых систем (mitogenetic rays; сверхслабое ультрафиолетовое излучение живых тканей, стимулирующее деление клеток — митоз — посредством цепных химических реакций) и создавший концепцию биополя, которая вошла в мировую науку в 1960х-70х годах. Образование получил в Мюнхенском университете, затем работал в Бернском, Таврическом, Ленинградском и Московском университетах.

Его мать Сара Эммануиловна Мандельштам принадлежит древу семейства Мандельштамов (см https://traveller2.livejournal.com/497558.html ) и, таким образом, А. Г. Гурвич является дальним родственником Осипа Мандельштама. Дочь Гурвича, Наталья Александровна Гурвич-Белоусова (1905-2007), была известным искусствоведом. Из других его родственников упомяну Леонида Каннегисер и Владимира Арнольда.



Александр Александрович Любищев (1890-1972), советский биолог и энтомолог, был учеником Гурвича. Он родился в семье богатого лесопромышленника; непонятно, как ему удалось уцелеть в 30-ые годы. Отрывки взяты из, его воспоминаний о Гурвиче, опубликованных в книге “Любищев — Гурвич: диалоги о биополе” (Ульяновский педагогический университет, 1998).

Упомянутый в тексте ниже Вышинский — Андрей Януарьевич Вышинский
(Andrzej Wyszyński) в 1925-28 гг. был ректором МГУ, а затем, в годы Большого террора превратился в Прокурора СССР, Высшего инквизитора. Он подписывал расстрельные списки пачками, не глядя. Кстати, Андрей Вышинский связан прямыми родственными узами с польским кардиналом Стефаном Вышинским. Андрей Януарьевич Вышинский умер от сердечного приступа 22 ноября 1954 года в США, узнав о начале реабилитации осужденных при Сталине.

✷ ✷ ✷ ✷ ✷

Из воспомианий Любищева:

“Мое личное знакомство с Гурвичем состоялось вскоре после заслушивания его доклада о механизме наследования формы. Тогда же я постарался познакомиться с его работами, имел ряд разговоров с ним, более близкое знакомство завязалось, когда я поступил на службу (моя первая служба) на Высшие Женские Курсы ассистентом к профессору Метальникову, большому другу Александра Гавриловича. Метальникова я до поступления на службу почти совсем не знал и попал к нему по рекомендации нашего общего знакомого Б.Ф.Соколова. Поступил я на службу 1 января 1914 года, а осенью 1915 года Александр Гаврилович пригласил меня к себе в качестве ассистента на место призванной на военную службу Веры Викторовны Половцевой, прежней заграничной ученицы Александра Гавриловича. Пробыл я у него недолго, так как сам вскоре был призван и вернулся только весной 1918 года, а осенью поехал в Симферополь на совместную с ним службу в Таврический университет.

Летом 1918 года возникла мысль переехать в Крым, в Таврический Университет. Александра Гавриловича туда звал его друг Сергей Иванович Металышков, принимавший большое участие в организации Таврического университета. Александр Гаврилович тяготился петербургской обстановкой, так как очень любил юг.



Политические причины роли не играли, но затруднение было в том, что Крым тогда считался входящим в самостоятельную Украинскую республику. Поэтому надо было получать заграничные паспорта.

Помог покойный Я.И. Френкель, который уже был в Симферополе и привез оттуда удостоверение об избрании Гурвича профессором вместе со мной, его ассистентом, Александр Гаврилович не понимал, как мы можем ходатайствовать о выезде на службу в другую республику, но тут, по-видимому, я оказался более практичным человеком, чем он.

Незадолго до этого было объявлено, что Крым считается неотъемлемой территорией РСФСР, Поэтому я отправился в отдел Народного Просвещения в Петрограде и имел разговор с секретаршей Гринберга, заведовавшего тогда отделом народного образования. На мою просьбу выдать нам удостоверения с направлением в Крым секретарша ответила:

- Как же мы можем дать направление в место, где нет Советской власти?
Я возразил:
- Но ведь Крым признан неотъемлемой территорией РСФСР, там будет Советская власть, нет никаких оснований для отдела народного образования отказывать в направлении на территории РСФСР.
- Это несколько новая точка зрения, - ответила секретарша.
- Я доложу товарищу Гринбергу.

Я Гринберга не видел, но дня через два получил требуемое удостоверение для Гурвича и для себя. Мое удостоверение сохранилось до настоящего времени.

Ехали мы порознь, Александру Гавриловичу удалось уехать раньше, но он застрял в Киеве, так как они вместе с женой заболели сыпным тифом. Поэтому я его обогнал, приехал в Симферополь раньше, первое время работал без него.

***

В Крыму было много антисемитов как, так сказать, врожденных, так и переделанных из либералов, под влиянием суровых событий. Их рассуждения обычно таковы: евреи - вредный народ, но среди них имеется известный процент святых, по своему уровню значительно высших, чем представители других наций. Гурвича все единогласно относили к святым. Популярность его распространялась от крайне левого до крайне правого фланга, хотя он лично был в оппозиции ко всякой власти. Припомню один случай. В 1921 году я возвращался из Ялты через Алушту, отвезя перед этим маму из Симферополя в Ялту. У перевала Таушан-Базар в обычном месте нападения “зеленых” наша мажара была остановлена остатками белогвардейцев, которые устроили засаду для поимки коммунистов и комиссаров.

Наша мажара была отведена в сторону в лес, и на лесной полянке, где сосредоточилось довольно много мажар, автомобилей, мы оставались целый день, отпущены были только к вечеру. Все документы и вещи тщательно проверялись, но ни коммунистов, ни комиссаров среди нас не было. При обыске очередь дошла и до меня. На дне чемодана было белье, которое в свое время А.Г. Гурвич дал профессору Н.Н. Бунге и я его вез обратно для передачи Гурвичу. Когда дошла очередь до белья, руководивший обыском начальник этой шайки, спросил:

- А это что?
- Это белье, которое я везу обратно профессору Гурвичу.
- Профессору Гурвичу?
- Да, я его ассисгент.
- Прекратить обыск, - приказал начальник, - передайте привет профессору Гурвичу.

Правда, имя свое он не сообщил, но, вероятно, это был один из его бывших студентов.

***

Преподавание А.Г. в Московском университете в общем шло благополучно, если не считать того, что чтение курса по обще-биологическим теориям ему не было разрешено. Не удалось также проведение его в академики. Хорошо помню, что Александра Гавриловича выдвинули четыре крупных научных организации. У А.Г. было много шансов на то, что он будет избран, но избрание не состоялось из-за вето, наложенного партийными организациями. Мне известно, что академик Волгин, который выражал мнение партийной организации, высказался в таком духе: “Еще можно допустить в академию старых людей, иногда ходящих в церковь, но идеология таких людей, как Гурвич. совершенно неприемлема”. Кажется, кто-то из академиков спросил: “А Вам известна идеология профессора Гурвича?” Вопрос остался без ответа.

Александр Гаврилович, конечно, ни в какой мере не был реакционером, но режим всякой диктатуры был для него абсолютно неприемлем, и на вопрос ректора Московского университета Вышинского: “Неужели, профессор, между нами не может перекинуться мост?”- Гурвич ответил: “Между нами пропасть”.

✷ ✷ ✷ ✷ ✷

Внуки приехали! (Девочки соседские.) Сегодня прибудет новая партия внуков, и тогда наш дом превратится в царство Веселого хаоса.


  • 1
с внуками...! :)

Если интересно, есть ещё интервью с внуком Гурвича

Лев Владимирович Белоусов, профессор кафедры эмбриологии МГУ. К сожалению, умер в прошлом году.

Там не только о Гурвиче, конечно, но картинка оттого ещё живописнее:

https://www.youtube.com/watch?v=SrqzVe9uAG8

и

https://www.youtube.com/watch?v=vWfe8IYmCWs

Re: Если интересно, есть ещё интервью с внуком Гурвича

Большое спасибо, посмотрел. Очень интересно.

"...затруднение было в том, что Крым тогда считался входящим в самостоятельную Украинскую республику. Поэтому надо было получать заграничные паспорта."

Нет, Крым никогда не входил в т.н. Украинскую республику. Автор, скорее всего, имеет в виду северные районы Таврической губернии, через которые следовало проехать, направляясь в Крым.

на фото Гурвича, перед ним то что мне очень напоминает набор для haвдолы (ритуал окончания шаббата)... или это мое воображение? если нет, то возможно Волгин намекал на это?

Я пытался разгадать что это такое, но не пришел к определенному выводу. Возможно, что вы правы.

у меня тоже уверенности нет. но похоже.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account