traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

ЧП национального масштаба. 2

Продолжение
Начало см. https://traveller2.livejournal.com/527025.html

1953 год в Комитете национальной безопасности США окрестили «Годом максимальной опасности», поскольку выяснилось, что Советский Союз в состоянии осуществить ядерный удар по территории США. В Корее шла война между севером и югом, а по существу, меру Китаем и СССР с одной стороны и США с другой. Ну и, конечно, холодная война в самом разгаре. Еще свежи воспоминание о советской блокаде западного Берлина. В течении года американцы перебрасывали туда все необходимое по воздуху.

В США всюду мерещились коммунистические шпионы. Супруги Джулиус и Этель Розенберг казнены на электрическом стуле за передачу секретной атомной информации в руки КГБ. В ноябре 1952 года был произведено первое испытание термоядерного устройства выполненного по схеме Теллера-Улама. Устройство весило 80 тонн, сделать из него бомбу было невозможно, но оно продемонстрировало, что метод Теллера-Улама работает. Первая “настоящая” водородная бомба — советская — была взорвана под Семипалатинском (Казахстан) в августе 1953-го. Она основывалась на идеях Сахарова-Зельдовича, весьма близких к Теллеру-Уламу и были разработана независимо от американцев (Клаус Фукс сидел в тюрьме с 1950 года, и о методе Теллера-Улама знать не мог, поскольку он был разработан позже).

На этом я заканчиваю предысторию и перехожу собственно к истории. В 1952 году в Объединенном комитете по атомной энергии была создана группа для написания отчета, предназначенного для Конгресса США. 90-страничный отчет назывался “Политика и работа по программе водородной бомбы”. Документ, подготовка которого была закончена в январе 1953 г. классифицировался “СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО”.



Выступить на закрытой сессии Конгресса было поручено Джону Уилеру. Он был выбран по двум причинам: Уилер был детально осведомлен о всех аспектах работы над атомной бомбой и кроме того был известен своей активной позицией. Он был открыто недоволен всякого рода задержками (и людьми, которые ратовали за задержки, например, Оппенгеймером) и был убежден, что проект должен быть завершен как можно быстрее. Сотрудник Объединенного комитета по атомной энергии, некто Уокер), встретился с Уилером в декабре 1952 года и ознакомил его с отчетом. Уилер должен был его внимательно прочесть, но на руки отчет не получил из-за его совершенно секретного статуса. Вместо этого 5 января 53-го Уилеру пришел пакет с 6-страничной выжимкой отчета. Документ был классифицирован “СЕКРЕТНО”, т.е. его статус секретности был понижен. Сделано это было специально. Секретные документы разрешалось пересылать заказной почтой, а совершенно секретные нужно было доставлять либо лично, либо специальным курьером с вооруженной охраной. По-видимому, Уокер решил на этом сэкономить. (Обратите внимание на этот нюанс. До чего беспечны американские спецслужбы!)



Этот 6-страничный черновик содержал 5 разделов. В первом пояснялось что программа США продвигается быстро и сроки ее завершения около года. Второй раздел был посвящен описанию “практической” водородной бомбы. В третьем обсуждался материал для термоядерной реакции — литий-6. И в последних двух разделах описывался радиационный обжим и имплозия как основные элементы схемы подрыва заряда. Уилер должен был внести необходимые поправки, особенно в технические моменты, и затем использовать этот документ в качестве основы своего доклада в Конгрессе.

Когда Уилер получил заказной пакет, он был занят какими-то неотложными делами и поэтому положил его в сейф не раскрывая. “Завтра мне надо будет поехать в Вашингтон по другому делу, — подумал он, — вот в поезде почитаю и внесу поправки, а 7-го лично встречусь с кем-нибудь из Объединенного комитета по атомной энергии и передам окончательный вариант.” Уилер решил ехать ночным поездом, в пульмановских вагонах которого кресла на ночь превращались в кушетки.



Ночной поезд из Филадельфии прибывал в Вашингтон в 5 с минутами утра, так что у Уилера оставалось достаточно времени, чтобы позавтракать, взять такси и отправиться на Капиталийский холм. Но волею судеб, все пошло наперекосяк.

Распорядок дня Уилера 6 января 1953 года был позднее восстановлен по минутам. В час дня его секретарша зарезервировала для билета на ночной поезд из Филадельфии в Вашингтон. Чуть позже Уилер позвонил Бергеру, своему коллеге по Принстону, и сказал ему, что их обоих ждут в Военно-морской лаборатории в Вашингтоне 7-го утром и что билеты на ночной поезд зарезервированы.

Около 5-ти вечера в присутствии секретарши Уилер достал пару документов, хранившихся в его сейфе: один из них был 6-страничный черновик, а второй — другая секретная папка, не имевшая отношения к водородной бомбе. Он положил оба документа в плотный желтый конверт (manila envelope), который задвинул в свой портфель, и отправился домой.

В 8-45 за ним приехало такси и отвезло его и Бергера на Принстонский вокзал (громко сказано — на самом деле, малюсенькая станция). Там они сели на местный поезд, который довез их до Принстон джанкшн. в 9-01 Уилер пересел на другой местный поезд до Трентона. Он Бергера он отстал, поскольку, как он признался позже, ему не хотелось с ним разговаривать. Поезд прибыл в Трентон в 9-17. В комнате для ожидания Уилер достал желтый конверт, но взглянул лишь на второй документ, не имевший отношение к водородной бомбе. В 9-29 он поднялся на поезд из Трентона в Филадельфию, куда и прибыл точно по расписанию, в 10 вечера. В 10-10 Уилер вошел в пульмановский вагон № 101 ночного поезда на Вашингтон и занял свое купе № 9. У Бергера был билет в другое купе (десятое), и Уилер его не видел. Уилер задернул занавеску, разделся, сел на свою кушетку, и вынул из портфеля 6-страничный документ по водородной бомбе. В своем заявлении для ФБР он пояснил, что вносил в него исправления примерно до 11-15, затем вложил окончательный вариант в желтый конверт, конверт в портфель, портфель зажал между собой и стеной и заснул.

7 января в 2-43 утра поезд с Уилером и Бергером отправился из Филадельфии в Вашингтон. Проводник позднее засвидетельствовал сотрудникам ФБР, что вагон был наполовину пуст, что Бергер пришел в 11-30, а после 12 никто в вагон не заходил.

В Вашингтоне проводник разбудил Уилера. Уилер поднялся, проверил, что с портфелем все в порядке, и отправился умываться, захватив его (портфель) с собой. В туалете крутились еще какие-то люди. Уилер засунул желтый пакет за водопроводные трубки — ему нужны были обе руки, чтобы побриться, затем, вынул его, спрятал в портфель, прошел в свое купе, переоделся и стал ждать запаздывающего Бергера. Тем временем, он решил взглянуть на документ еще раз. Открыл портфель, достал желтый пакет, открыл его и … в нем лежал лишь один документ, не имевший отношения к водородной бомбе. 6-страничный черновик с его правками исчез.

Вскоре подошел Бергер. Уилер был в панике. Они с проводником обыскивали сначала купе, сантиметр за сантиметром, постельное белье, a затем и весь вагон. Бергер приглядывал за багажем Уилера. В 7-55 утра Уилер и Бергер вынуждены были покинуть вагон, который отправлялся на запасные пути. Но они продолжили поиски на вокзале. Они заглянули даже в бюро находок. Ничего… В отчаянии, они отправились в офис, где их уже ожидали чиновники из Объединенного комитета по атомной энергии, включая его председателя Уильямса Бордена.

Все вместе они отправились снова осматривать вагон. Было отдано распоряжение, исключить его из подвижного состава и опечатать. Борден начал паниковать. Ему грозил арест и тюремное заключение. Около полудня он в конце-концов позвонил в ФБР, и признался, что утерян важнейший документ, содержащий секреты водородной бомбы.

ФБР выслало своих агентов на помощь. Согласно отчету ФБР, агенты, встретившиеся с Уилером, не смогли ничего понять из его бессвязной речи — настолько его сковало состояние паники.

Вовлечение в расследование ФБР грозило с другой стороны: ФБР сразу же заинтересовалась тем, почему Объединенный комитет так разгильдяйски относится к соблюдению режима секретности. Борден на всякий случай вообще отказался отвечать на их вопросы. Расследованием ФБР лично руководил его председатель Едгар Гувер. Его команда попыталась идентифицировать и разыскать всех людей, находившихся в ту ночь в одном вагоне с Уилером. Забегая вперед, скажу, что этого им не удалось. Злосчастный вагон № 101 был разрезан на мелкие части и тщательно изучен. Никаких следов на пропавший документ найдено не было. Особые подозрения палу на самого Уилера, Бергера и проводника. Команда ФБР рассматривала их под микроскопом. И опять, ничего…

Окончательное заключение ФБР гласило: “Крайне маловероятно, что профессор Уилер замешан в какой-либо шпионской деятельности. Скорее всего, он представляет собой тип рассеянного профессора-неудачника (klutz –– посмотрите этимологию этого слова), случайно засунувшего сверхсекретный документ в щель, или другое подобное место, где он и затерялся. Никаких доказательств вины Бергера и проводника тоже не найдено. Нельзя исключить возможность, что в исчезновении документа были задействованы иностранные шпионы, но никаких свидетельств в пользу этой версии не обнаружено.”

О деле было доложено президенту Эйзенхауэру. Эйзенхауэр распорядился, чтобы отчеты о поисках документа ежедневно клали ему на стол. Через некоторое время дело было закрыто. Уилер не получил никакого серьезного наказания, отделался устным выговором. Его карьера в водородном проекте продолжалась до его завершения. Первая авианосная американская бомба "Замок Браво" была испытана Соединенными Штатами 1 марта 1954 г. на атолле Бикини на Маршалловых островах в рамках операции "Замок". От этого испытания и атолла произошло название женского купальника “бикини”, который состоял из двух отдельных частей — верха и низа — относительно небольшого размера. До этого женские купальники были цельными и закрывали большую часть тела. Появление купальников бикини взорвало американское общество примерно в той же степени, что и испытание на атолле.

Первая советская водородная бомба РДС-6с была испытана на Семипалатинском полигоне 12 августа 1953 года, т.е. за пол-года до американской. Об этом я уже писал в самом начале поста.

Около 1954 года Уилер вернулся к своим прямым обязанностям Принстонского профессора. В своей научной работе он сделал поворот на 90 градусов и занялся гравитацией, не имеющей никакого отношения ко всему тому, чем он занимался ранее. Джон Арчибальд Уилер умер в возрасте 96 лет в 2008 году.

Научные награды:

Albert Einstein Award (1965)
Enrico Fermi Award (1968)
Franklin Medal (1969)
National Medal of Science (1970)
Oersted Medal (1983)
J. Robert Oppenheimer Memorial Prize (1984)
Albert Einstein Medal (1988)
Matteucci Medal (1993)
* Wolf Prize in Physics (1997)
Einstein Prize (APS) (2003)

Звездочкой я пометил израильскую премию Вольфа, которая по значению и престижу у физиков считается второй после Нобелевской.


*******

Лирическое отступление:

Я показал эту картинку (врач проверяет легкие пациентки) своему family doctor. Он был безмерно изумлен. В Америке прослушивают легкие с помощью стетоскопа через одежду.


✶ Владимир Прагер (1903-1960). “На приёме у врача”, 1957.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments