traveller2 (traveller2) wrote,
traveller2
traveller2

Categories:

Семён Шубин. Окончание

Предыдущий текст см. в https://traveller2.livejournal.com/530133.html



По его же инициативе сразу же после организации физической секции ВАК С. П. была присвоена ученая степень доктора физико-математических наук без защиты диссертации, а также ученое звание профессора теоретической физики.

Объединенными усилиями И. Е. Тамма, А. А. Андронова и их друзей удалось, наконец, добиться решения о замене А. К. Тимирязева на кафедре теоретической физики и начался поиск подходящей кандидатуры на его место. По рассказам Семена Петровича одно время рассматривалась кандидатура физика-теоретика Пауля Эпштейна (1883— 1966), окончившего в свое время МГУ, но с 1919 г. работавшего в Швейцарии. Однако этот вариант отпал после того, как Эпштейн выдвинул в качестве предварительного условия оплату его долгов советским правительством. Тогда И. Е. Тамм предложил кандидатуру профессора Леонида Исааковича Мандельштама (1879—-1944), возглавлявшего кафедру физики Одесского политехнического института, на который в 1921—1922 гг. работал Игорь Евгеньевич. В Одессе он стал большим другом Леонида Исааковича, хотя в их характерах и образе жизни было мало общего. В отличие от экспансивного Игоря Евгеньевича, заядлого путешественника и альпиниста, Леонид Исаакович отличался спокойным и уравновешенным характером типичного ученого-мыслителя. Семен Петрович сразу почувствовал к нему не только глубокое уважение, но и большую симпатию. Со своей стороны Леонид Исаакович быстро оценил способности С. П. и привлек его к научной работе на кафедре. Именно у него Семен Петрович в 1927 г. защитил диплом с отличием, после чего по рекомендации Л. И. Мандельштама был оставлен аспирантом при его кафедре. По рассказам С. П. у Леонида Исааковича периоды активной умственной работы иногда сменялись периодами разрядки, когда он много времени уделял чтению литературы. Прекрасно зная французский, немецкий и английский языки, он отдавал предпочтение французским романам XIX века.

Таким образом, за годы своего учения в МГУ Семен Петрович очень быстро из способного студента превратился в молодого ученого в области теоретической физики, которому преподаватели и друзья-студенты единодушно предсказывали блестящее будущее. Но Семен Петрович был не таким человеком, чтобы полностью посвятить себя научной карьере. У него были также и другие интересы и увлечения, от которых он не хотел отказываться даже во имя физики. С самой ранней юности он проявлял большой интерес к политике, но только поступив в МГУ, стал принимать активное участие в общественной жизни. В 1924 г. он вступил в комсомол и, благодаря своим незаурядным ораторским способностям и темпераменту, быстро завоевал авторитет в комсомольской среде. С осени 1924 г. в комсомоле начались бурные дискуссии с троцкистами. В своей фракционной борьбе с партийным руководством они уделяли особое внимание пропаганде своих идей в студенческой среде. Их усилия не оказались полностью бесплодными. В частности, к троцкистам примкнул тогдашний секретарь комсомольской организации МГУ Аркадий Апирин. Будучи неплохим оратором с демагогическим уклоном, он совершенно забросил занятия и посвятил себя пропаганде троцкистских идей среди студентов. Семен Петрович хорошо знал его и сначала даже иронически относился к его речам, но позже Апирину удалось склонить его на свою сторону. Такой поворот можно объяснить тем, что в отличие от научной работы, Семен Петрович в своей общественной деятельности полагался скорее на эмоции, чем на исторический опыт и здравый смысл. Наш отец, всегда относившийся отрица-тельно к троцкизму, пытался разубедить Семена Петровича но безрезультатно. Оставшись в меньшинстве среди комсомольцев МГУ, Апирин был вскоре снят с поста секретаря организации.



После попытки организации контрдемонстрации в ноябре 1927 г. Троцкого и его соратников исключили из партии, а затем волна исключений достигла и комсомольских организаций — Семен Петрович вместе с Апириным и другими были исключен из комсомола. Хотя он, конечно, был удручен таким поворотом событий, но вскоре увлекся научной работой на кафедре Л. И. Мандельштама. Там тогда работало много талантливой молодежи, в том числе будущий академик Михаил Александрович Леонтович (1903—1981). Он быстро подружился с Семеном Петровичем и часто приходил в нашу квартиру на Трубниковском переулке.

Летом 1928 г. Семен Петрович женился на студентке физического факультета МГУ Любови Абрамовне Шацкиной, сестре известного комсомольского вожака Лазаря Шацкина. Ей было тогда 19 лет и она жила в общежитии. Возникла проблема поселения в нашей квартире молодой супружеской пары. С. П. привык к этой квартире и ему не хотелось уезжать, а потому он предложил ту комнату, где он жил, разделить перегородкой. Получилась узенькая комната площадью около 7 м2, в которой и поселилась молодая пара. Семен Петрович был настолько скромен и непритязателен, что когда еще во время строительства перегородки один из друзей нашей семьи, уезжавший в длительную командировку, предложил нам временно использовать его комнату, то С. П. решительно отказался.

В конце ноября 1928 г. к Семену Петровичу пришли с обыском, а затем забрали его с собой. Этот арест был полной неожиданностью для всех нас, так как С. П. в последние месяцы перед этим не выступал ни на каких собраниях и занимался только научной работой. Через несколько дней выяснилось, что вместе с ним арестованы другие исключенные из комсомола, в том числе и Апирин. В это время к нам домой часто приходил М. А. Леонтович. Он был очень огорчен случившимся и выражал недоумение, каким образом Семен Петрович, занятый интенсивной научной работой, мог еще уделять время и силы для какой бы то ни было политической деятельности.

С. П. просидел в тюрьме около месяца, после чего его выслали из Москвы на поселение в город Ишим на железнодорожной магистрали Тюмень — Омск. Там он жил у местных жителей, как он выражался «на хлебах», т. е. ему отвели комнатушку и кормился он вместе с хозяевами. Это пребывание в Ишиме продолжалось менее года, в течение которого к нему приезжали мать и жена. Они прожили там все лето. Именно в этот период Семен Петрович много работал над переводами и рефератами работ по физике на немецком и английском языках.

В период с апреля 1930 по октябрь 1931 г. я уезжал из Москвы в длительные командировки на новостройки химической промышленности, а поэтому встречался с братом только изредка. Помню, как при первой встрече меня поразил не только его внешний вид, но и настроение. У него появились признаки усталости и пессимизма, чего раньше никогда не было. Он даже выражал сомнение в том, стоит ли ему дальше работать в области теоретической физики. Его основной целью стала полная реабилитация с восстановлением в комсомоле и последующем принятием в партию. Все оппозиционные настроения были ему совершенно чужды. В этот период вся страна была охвачена грандиозным промышленным стро-ительством, шел первый год первой пятилетки.

Семен Петрович решил, что ему, чтобы добиться своих целей, необходимо принять активное участие в какой-либо крупной стройке. Так как у него не было технического образования, то такое участие он представлял себе в виде общественной деятельности. Он выбрал строительство Магнитогорского металлургического комбината, начатое в 1929 г. и проводившееся исключительно высокими темпами с участием десятков тысяч рабочих, занятых тяжелым физическим трудом. По приезде в Магнитогорск Семену Петровичу пришлось жить и работать в условиях, значительно худших, чем в Ишиме. К несчастью, он заболел сыпным тифом, от которого чуть не погиб. Его спас своим трогательным уходом подружившийся с ним там поэт Павел Хорунжий. Болезнь сильно подорвала и без того слабое здоровье и не дала возможность получить признания своей общественной деятельностью.

Неожиданным выходом из этой тупиковой ситуации явилось приглашение С. П. на работу по специальности во вновь образуемый Уральский физико-технический институт. Дело в том, что академик Абрам Федорович Иоффе, директор Ленинградского физико-технического института, бывшего тогда в ведении Наркомтяжпрома, проводил систематическую политику по распространению физических научных учреждений по всей стране. Им были организованы физические центры в Харькове, Томске и вот теперь в Свердловске — центре уральской индустрии. По инициативе заместителя директора по научной части вновь создаваемого института в Свердловске, профессора Якова Григорьевича Дорфмана, поддержанной академиком А. Ф. Иоффе, и было направлено приглашение Семену Петровичу. Это приглашение было согласовано с Уральским областным комитетом партии, первым секретарем которого тогда был Иван Дмитриевич Кабаков, старый партиец ленинской гвардии.

В Свердловск Семен Петрович приехал уже с путевкой Уралобкома, и, как стало известно, в обкоме уже стоял вопрос о приеме Семена Петровича в партию. В УралФТИ Семену Петровичу предложили возглавить отдел теоретической физики. Можно представить какое значение имело для него такое предложение, обеспечивающее не только возвращение к научной работе, но и включение в состав нового коллектива молодых физиков-теоретиков, знавших его как ученика Л. И. Мандельштама и И. Е. Тамма. Первая встреча со своими будущими сотрудниками состоялась в Ленинграде в июне 1932 г. в ЛФТИ, вторая — там же в связи с приглашением Семена Петровича на Международную конференцию по физике твердого тела в начале сентября 1932 г. А в начале октября весь Отдел теоретической физики УралФТИ собрался во главе с Семеном Петровичем уже в Свердловске. С этого момента он не переставал прилагать все свои силы для организации в Свердловске нового центра теоретической и экспериментальной физики, но этой работе суждено было продолжаться менее пяти лет до апреля 1937 г. В этот период я встречался с Семеном Петровичем только во время его кратковременных командировок в Москву и об этих годах его деятельности лучше могут рассказать его свердловские ученики и друзья.

У Семена Петровича было слабое здоровье, но непреклонная стойкость духа. Его короткая жизнь состояла из чередования блестящих достижений и трагических катастроф. Но при любых превратностях судьбы он умел сохранять мужество и чувство собственного достоинства.

Москва, январь 1989 г.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments