Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Женя –– Рудольфу Пайерлсу (и немного о Ландау)

Женя –– Рудольфу Пайерлсу (и немного о Ландау)

Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/507965.html


Ленинград,
31 июля 1931 г.
sl/140/p.336

[…]

Руди, дорогой!

Вчера я отлично провела время! Я и Аббат пошли на финальный теннисный матч Москва — Ленинград. Я почувствовала, как мое сердце вспыхнуло от волнения — как это было красиво! Особенно мужские пары. Женщинам нет смысла играть, потому что они хуже мужчин. Ну не могут должным образом отбить мяч. В общем, видеть их в одной команде с мужчинами совершенно неприятно.

Решающая игра была остановлена из-за темноты. Сегодня они должны были продолжить, но я не могла пойти; я так расстроилась, что чуть не заплакала. Еще одна сенсация — это «ситуация» Дау с женщиной, которая, по словам Аббата, принадлежит к 92-ому классу. Дау считает, что она из 2-го класса. В любом случае она выглядит довольно вульгарно, с ярко накрашенными губами и желтоватым лицом из-за веснушек.

Мы не смогли разузнать о ее других чертах. Она замужем, и Дау склонен рассматривать эту ситуацию асимметричной или нулевой. Ее муж — ужасный зануда. Дау для него горше паренной репы, и поэтому муж терпеть не может с ним пересекаться. Дау и Аббат почти что утопили невинную даму в Неве. В общем, Дау старается как только может. Это забавно, но он выглядит отвратительно, подавлен, и «ситуация» (хотя Дау и отвергает этот термин) вовсе не веселая. Ты знаешь, он может поехать в Теберду вместе с нами, а потом, когда мы отправляемся в Сухуми, он поедет в Гагры. Ты доволен? Но я провозглашаю, что там Pauli Verbot on theoretische Physik, иначе я засну и скачусь с горы. Ты будешь против? Дау дает свое согласие.

Завтра Аббат отправляется на Кавказ — в Сочи и Сухуми; затем в Одессу. Здесь все либо уезжают, либо приезжают: лето! Невероятно, что через две недели я могу сесть на поезд вместе с тобой. Нина и Исай Бенедиктович сегодня должны уже быть в Гаграх. Нина [сестра Жени -tr2] прислала мне смешное письмо, написанное в стихах, и отправленное по почте откуда-то по дороге.

О, как поздно!

Мой дорогой, здесь у нас есть термин «дачный муж» — мужчина, чья семья на даче, а он ездит туда из города после работы с горой покупок. Этот «дачный муж» — персонаж некоторых юмористических сочинений, в том числе и пьесы Шолом-Алейхема. Обидешься ли ты, если один раз я попрошу тебя сыграть роль «дачного мужа» или, лучше сказать, скажем, «заграничного мужа»? Хорошо? Ну, если это не сложно, хлопотно и т. д. (я стараюсь быть вежливой), то пожалуйста, привези:

1. Neurosmon в таблетках, номер 50 (Fabr. Promonta Hamburg), две упаковки;
2. Пирамидон: чем больше, тем лучше — мама поглощает его, как хлеб;
3. Если это не составит проблем, пожалуйста, купи серую шляпку № 56;
4. Привези вазелин и т. д. для гор. Помнишь мое состояние в прошлом году? Ну, ты сам это знаешь. Это все пока. Если я вспомню что-то еще, я напишу в следующем письме.

5. Привези себя, в первую очередь! Пожалуйста! Это будет для меня лично — не для мамы. Мне больше ничего не нужно.

Дорогой, дорогой, я тебя крепко целую, выкручивая шею!

Самые лучшие пожелания всем, особенно Нине [жена брата Рудольфа Пайерлся -tr2].

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/674168.html. Please comment there using OpenID.

Порядок

Мой отец любил порядок. Если на глобальный бардак, в масштабе всей страны или даже города, он повлиять никак не мог, то на вверенных ему дачных шести сотках он хотел достичь совершенства. С первого по 9 мая были его дачные дни. Яблони он посадил строго по прямой линии. За год они подрастали и, естественно, от прямой линии уклонялись, одна вправо, другая влево. Оставить это без ответа он не мог. Вбивал колья и натягивал веревки, чтобы восстановить прямой строй, как в японском саду (только в японском саду это делают, чтобы, наоборот, придать дереву причудливую форму).

Если на клубничных грядках появлялись сорняки, то он никогда не удовлетворялся простой прополкой. Землю следовало глубоко перекопать, а в процессе изъять оттуда все видимые корешки, даже самые маленькие, которые потенциально могли вырасти в сорняки. Мой аргумент, что иногда они набегают в виде семян сверху, не производил на папу никакого впечатления.

Аркадий Айзикович Шифман, мой отец. Карандашный набросок. Подписан довольно неразборчиво, что-то вроде М. Талиц, 7.9.1943. На обороте рукой отца написано "2 Белорусский фронт". Еще кое-какие фотографии см. тут.



Помпезный официоз, устраиваемый 9 мая, отец не переносил. Выдавить из него воспоминания о войне было трудно. Обычно он отшучивался: "Грязное это дело, лучше не вспоминать…"

В этот день вечером он любил выпить водки, и мама ему даже не перечила, единственный раз в году. Однажды, расчувствовавшись, он сказал: "Пополнение в нашу саперную роту поступало регулярно и часто. К следующему пополнению в живых из предыдущего оставался один человек, максимум два."

Помню, что еще один раз он вспомнил о том, как хоронили погибших в бою. Но об этом я писать не хочу.

Набросок приведенный выше я нашел разбирая папины бумаги после смерти. Теперь уже некого спросить, кто был художник-любитель, автор наброска, как он попал на фронт, и что с ним сталось.

60 лет назад

"1 марта 1953 года Сталина, лежащего на полу в малой столовой Ближней дачи, обнаружил сотрудник охраны. Утром 2 марта на Ближнюю дачу прибыли врачи и диагностировали паралич правой стороны тела. 5 марта Сталин умер."

Но он не умер. Цепкими корешками врос он в души миллионов людей, и не отпускает их до сих пор. Те самые "винтики", судьбой которых он распоряжался, не интересуясь их мнением.

Stalin_Alive

Конектикут и трансатлантическая любовь. Очень кратко.

Меня пригласили выступить на семинаре в университете Коннектикута. "Почему бы и нет?" - сказал я себе, ведь семестр окончен. В Миннесоте есть своя собственная авиакомпания-дискаунтер, называется "Сан Кантри".



Правда, за последние 3 года стоимость билетов даже на Сан Кантри выросла вдвое. "Дорогое стало горючее", - говорят они.

В зале ожидания.



Коннектикут - очень маленький штат, всего около 3 миллионов жителей, больших городов нет, этакий большой дачный поселок. Поэтому университет Коннектикута вдвое меньше нашего. Кампус, как это часто бывает в Новой Англии, построен на манер английского.







Семинар открывает Джеральд Данн.



Ужин в ресторане после семинара. Джеральд Данн. Родом он из Австралии.



Профессор Филип Маннхайм. Родом из Ливерпуля. Учился в школе с битлами.



А это Федор Безруков с женой Олесей. Федор только-только стал профессором университета Коннектикута, до этого работал в Мюнхене, а еще раньше в Лозанне. А его жена Олеся - биолог, работает на медфаке университета Женевы в Швейцарии. Вот такая у них любовь через горы и расстояния. Зато медовый месяц растянулся на четыре года.



Типичный гостиничный завтрак в Новой Англии. Я съедаю 1/4.



Коннектикутский пейзаж.