Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Парадокс Ферми

Как-то за обедом Энрико Ферми обсуждал с коллегами вопросы мироздания. Вдруг он задумался и спросил: "Где они?"

-- Что ты имеешь в виду, Энрико?
-- В нашей галактике, в нашем Млечном пути, как минимум сто миллиардов звезд. Среди них наверняка много подобных солнцу, у них спутники, планеты подобные нашей. На некоторых должна была зародиться разумная жизнь и возникнуть цивилизации. Некоторые из них должны достигнуть уровня выше нашего и развить радиоастрономию, а возможно и технику межзвездных перелетов. Мы должны были бы это заметить. Но не видим. Где они?


Разговор этот происходил в 1950 году. В литературе он получил название парадокса Ферми. Сейчас, 70 лет спустя, мы точно знаем о существовании экзопланет, т.е. планет у других звезд. (Во времена Ферми они еще не были открыты.) Экзопланет много, очень много, и по теории вероятности некоторые должны быть подобны Земле. Вопрос Ферми "Где инопланетяне?" стоит, так же как и 70 лет назад.

Один из возможных ответов, наиболее вероятный как считал Ферми, состоит в том, что достигнув определенного уровня развития, цивилизации уничтожают себя -- в атомных войнах, экологических катастрофах или по социальным либо другим причинам.

Мне кажется, что наша собственная цивилизация сейчас подошла к критической точке.

Фримен Дайсон

Один из великих физиков ХХ века, Фримен Дайсон (1923-2020) написал в книге, которую я сейчас читаю:*

"Если считать время столетиями, то в этом масштабе каждый из нас как личность мертв. Выжить в масштабе столетия означает выжить как семья, как нация, как научная или художественная школа, как промышленное предприятие или как религиозное сообщество. Поскольку наш вид эволюционировал, чтобы выжить в масштабе времени измеряемом столетиями, мы вплетены в ткань более крупных элементов, которые выходят за рамки нашей индивидуальной жизни. Приверженность семье, племени и институтам глубоко укоренилась в нашей природе. Без этой страстной преданности делу, большему, чем мы, мы не были бы людьми. Когда мы смотрим в будущее во временном масштабе сотни лет, центральный вопрос, который мы должны задать себе, заключается в следующем: какому делу, какой цели мы должны посвятить себя?"

Несмотря на внешнюю простоту, замечание весьма глубокие, вам не кажется?



* Кстати, сам Дайсон прожил почти 100 лет и был активен в науке как минимум до 90.

Мы и вселенная

Около 1800 года маркиз Лаплас (Pierre-Simon, marquis de Laplace,1749-1827) закончил многолетний труд по доказательству стабильности солнечной системы. Лапласа называли французским Ньютоном. Вскоре он опубликовал свои результаты в книге, одной из своих многочисленных изданий. Около 1802 года Лаплас встретился с императором Наполеоном. Лаплас явился к Наполеону, чтобы подарить ему копию своей книги. Отчет об их беседе сохранился. Привожу его по Walter Ball (1888).

Лаплас и Наполеон.



“Кто-то сказал Наполеону, что в книге не упоминается имя бога; Наполеон, любивший задавать колкие вопросы, обратился к Лапласу: «Господин Лаплас, говорят, что вы написали эту большую книгу о системе вселенной и даже не упомянули о ее создателе.» Лаплас, который, хотя и был самым гибким из политиков, был тверд как мученик во всех аспектах своей философии. Он выпрямился и глядя в глаза ответил: «Je n'avais pas besoin de cette hypothèse-là». [«Мне не понадобилась эта гипотеза».]

Наполеон, очень удивленный, позднее рассказал о разговоре Лагранжу, еще одному великому математику. Лагранж воскликнул: «О! c’est une belle hypothèse; ça exploique beaucoup de choses.» [«О, это прекрасная гипотеза, объясняющая так много вещей.»

В то время, как и в последующие 200 лет, наука доросла до уровня, в котором богу не было места.

Но в последние 20-30 лет… Все эти 200 лет твердо считалось что вся неживая и живая природа — одна огромная саморегулирующаяся система, подчиняющаяся законам физики и вытекающей из нее химии. Никакого вмешательства “извне” не требуется.

Последние открытия в фундаментальной физике привели к вопросам, прецедентов для которых ранее не было. Оказалось, что некоторые параметры в физических законах должны быть подстроены немыслимо точно, чтобы в “ответе” получалась вселенная существующая более 10 миллиардов лет (а это необходимо для формирование звезд и галактик и наработке тяжелых элементов в недрах позднее взорвавшихся звезд). Время необходимо и на формирование планет. Несколько миллиардов лет нужно, чтобы на подходящих планетах зародилась жизнь и проэволюционировала до сознательной жизни. Ничего этого не было бы, если плотность энергии вакуума — невероятно малая величина по современным измерениям, подавленная на сотню порядков величин — была бы на 10% больше. Если бы нейтрон был на пару процентов тяжелее чем он есть, не было бы таблицы Менделеева. Все мы состоим из вторичных элементов, получившихся после взрыва сверхновых и разбросанных по вселенной. Грубо можно сказать, как черви на помойке.

Задача науки, начиная с Галилея, объяснять наблюдения или эксперименты. Что значит объяснить? Сначала делают измерения, а потом строят теорию, которая представляет собой упрощенное (абстрагированное) описание реального мира. Но это далеко не конец. Чтобы проверить теорию, надо исходя из нее сделать предсказание еще неизвестного эффекта (или неизмеренных чисел), и подтвердить эти предсказания экспериментально или с помощью новых наблюдений (как в астрономии). Только пройдя все эти этапы до конца, вы получаете научное утверждение. В противном случае вы имеете дело с псевдонаукой или чистой верой, которую, если хотите, можно назвать и религией.

Вернемся к вселенной. На эксперименте мы сейчас видим, что большое число ключевых параметров “подстроено” (fine-tuned) в высшей степени тонко. Их небольшие изменения разрушат нашу вселенную. Есть ли этому научное объяснение? Результат есть а модели и подтверждающих ее экспериментов нет. Только догадки...

Первая гипотеза возникла в рамках теории струн. (Заметьте, я не пишу доказана). Называется она гипотеза ландшафта. Согласно этой гипотезе, наша вселенная — лишь малый островок в огромной мультивселенной (Multiverse). Все остальные вселенные не связаны с нами причинно-следственным образом. Фундаментальные параметры в каждой из них получаются случайно. Если таких изолированных вселенных ну очень-очень-очень много, то велика вероятность, что в одной из них набор фундаментальных параметров случайно получился таким как у нас.

Collapse )

Take it easy / Не принимайте близко к сердцу

В этом кратком посте я хочу восславить мою соотечественницу, Анну Крылову, the Gabilan Distinguished Professor in Science and Engineering and a Professor of Chemistry в университете Южной Калифорнии (Лос Анджелес). Родилась в 1967 году в Донецке, окончила химфак МГУ, и защитила диссертацию в Иерусалиме под руководством проф. Роберта Гербера. Она сделала блестящую карьеру в теоретической квантовой химии. Изобрела так наз. метод спин флипа*, основала компанию Q-Chem, Inc., президентом которой она и является, и была избрана членом Международной академии квантовых молекулярных наук.



Но сейчас я не о науке, а о ее гражданском мужестве. Недавно она напечатала статью под заголовком "Опасность политизации науки" в журнале "Физическая Химия. Письма", в которой резко осудила "cancel culture" в науке. По нынешним временам в Америке это просто героический поступок. Вот ссылка:

https://pubs.acs.org/doi/full/10.1021/acs.jpclett.1c01475?fbclid=IwAR3NgZGzEM9qLUVg3-8lR4KpnUGANgHvpOyvaIifcVrZODjpWDzBNSbTgFU

Вот несколько цитат из ее статьи.

Эпиграф: Это прекрасная вещь - уничтожение слов.

Разве вы не понимаете, что вся цель новояза - сузить круг мысли? В конце концов, мы сделаем преступление мысли буквально невозможным, потому что не будет слов, чтобы выразить его.

–Джордж Оруэлл, 1984 г.


... -- "Я выросла в относительно спокойный период советской власти, пост-сталинский период. Тем не менее, идеология пронизывала все аспекты жизни, и выживание требовало строгого следования линии партии и восторженных демонстраций идеологически правильного поведения. Не вступить в комсомол было бы карьерным самоубийством - некомсомольцы практически не имели доступа к высшему образованию. Показать свою религиозность легко приводило к более печальным последствиям. А за чтение Оруэлла или Солженицына при плохом раскладе можно было угодить и в тюрьму.

В 1950х целые дисциплины были объявлены идеологически нечистыми, реакционными и враждебными делу рабочего класса и мировой революции. Яркими примерами разгромленных "буржуазных псевдонаук» были генетика и кибернетика.

Наиболее актуальной для химии была антирезонансная кампания (1949–1951). Теория резонирующих структур, принесшая Лайнусу Полингу Нобелевскую премию в 1954 году, считалась буржуазной псевдонаукой. Ученых, которые пытались защитить достоинства теории и ее полезность для понимания химических структур, обвиняли в «космополитизме». Некоторые потеряли работу. Двое видных сторонников теории резонанса, Сыркин и Дяткина, в конечном итоге были вынуждены признаться в своих идеологических грехах и публично осудить резонанс.

Перенесемся в 2021 год Холодная война - далекое воспоминание, и страны, указанной в моем свидетельстве о рождении, школьных и университетских дипломах, СССР, больше нет на карте. Но его наследие перенеслось через Атлантику. Я чувствую, что живу в сумеречной зоне Оруэлла. Я являюсь свидетелем все возрастающих попыток подвергнуть науку и образование идеологическому контролю и цензуре. Как и в советское время, цензура оправдывается высшим благом. В то время как в 1950 году высшим благом было продвижением Мировой революции, в 2021 году высшим благом в США стала «Социальная Справедливость» (важны заглавные буквы: «Социальная справедливость» - это специфическая идеология с целями, которые имеют мало общего с «социальной справедливостью» в обычном смысле этих слов). Цензура с энтузиазмом навязывается снизу, членами научных кругов, сообществом, мотивы которого варьируются от наивного идеализма до циничного захвата власти." (конец цитаты)



Студенты МГУ на каникулах. Анна Крылова справа.

Совсем недавно Калтех "скосил" (по-английски cancelled) Роберта Милликена, Нобелевского лауреата впервые измерившего заряд электрона. Он был выдающимся экспериментатором, одним из первых (если не первым) подобного уровня в США в 1920-ые годы. Да он был антисемитом (мягким по сравнению с другими в те времена) и формально участвовал в каком-то обществе по евгенике, в котором ляпнул что-то не то о различии рас, обычное явление в то время. Никаких практических действий в этом направлении он не предпринимал. И тем не менее, скошен. Все упоминания его имени вычищены. В Калтехе была библиотека имени Милликена, учебное здание имени Милликена, какой-то фонд имени Милликена. Больше их нет.

Общество по изучению эволюции скосило Рональда Фишера.
(https://whyevolutionistrue.com/2021/04/02/evolution-society-renames-fisher-prize-a-letter-some-of-us-wrote-in-response/)

Вот, что пишет о нем Вики:
"Сэр Рональд Фишер (1890-1962) был британским статистиком, генетиком и академиком. За свою работу в области статистики он был охарактеризован как «гений, который почти в одиночку создал основы современной статистической науки» и «самая важная фигура в статистике 20 века». В генетике в его работах использовалась математика для объединения генетики Менделя и естественного отбора; это способствовало возрождению дарвинизма и пересмотру теории эволюции в начале 20-го века, известной как современный синтез. За его вклад в биологию Фишера называют «величайшим из преемников Дарвина».

Около 80 лет тому назад Фишер сказал: «Имеющиеся научные данные дают основания считать, что группы человечества различаются по своей врожденной способности к интеллектуальному и эмоциональному развитию». Он был английским патриотом, всей душой ненавидел Гитлера и все то, что пришло с Гитлером. Последние годы жизни он провел в Австралии.

И вот итог -- скошен. Премия Фишера переименована не смотря на протест многих членов Общества по изучению эволюции, включая 10(!) бывших президентов этого общества.



Рональд Фишер, выдающийся популяционный и эволюционный генетик.

Я уже слышу голоса тех, кто предлагает скосить Ньютона! 😱😱😱

Спрашивается, при чем тут вынесенное в заглавие поста "Take it easy"? Когда я жил в Москве, меня окружал мир вывернутый наизнанку, отрицающий здравый смысл, человеческую природу и законы экономики. Меня это бесило, и к концу 1980х довело до полного нервного истощения. Тридцать лет в Америке не прошли даром. Конечно я состарился на 30 лет, но, самое главное, научился "take it easy". На безумства, охватившие сейчас страну, смотрю как бы издалека, отстраненно. Говорю себе: "мне не в чем себя винить и не за что просить прощения." С людьми, которые в той или иной степени помогали безумию свершиться, -- а их много, очень много -- я больше не общаюсь и ни о чем не спорю. Все равно бесполезно. Либо эта детская болезнь левизны пройдет, либо погубит цивилизацию. Но это еще нескоро... В конце концов, история учит нас, что все цивилизации рождаются, растут, и в конце концов умирают, как правило по внутренним причинам. На их место приходят другие.

=================

* Честно говоря, не знаю, что это означает в применении к квантовой химии.

Новый план

Просматривая отклики на мой вчерашний пост, с изумлением обнаружил, что читатели еще меня не забросили (чего я ожидал), а наоборот, добавились новые!

Теперь, как порядочный человек, я просто вынужден сдержать свое обещание и закончить пост об Арнаутове.

Кроме того у меня созрел план. Недавно на русском языке в Москве вышла моя книга "Рукопись, которой не было: Евгения Каннегисер - леди Пайерс". А еще до этого, книга о Ландау и его учениках (на английском). Когда я их писал, мне пришлось много повозиться, чтобы представить себе в каких условиях работали тогда физики-теоретики, как был устроен их быт. Вот, например, в 1933-36 годах, Лев Ландау жил в Харькове и работал в ХФТИ и Харьковском университете. Его месячная зарплата тогда составляла около 200 рублей плюс еще немного за чтение лекций в университете. Много ли это или мало? Чтобы понять, надо знать цены того времени. Оказалась, что сделать это совсем непросто. Кое-что я раскопал с трудом в разных источниках, включая иностранные. Например, снять комнату одинокому студенту стоило около 15 руб. Пара ботинок около 50 рублей и т.д. Дефицит всего был абсолютным. Например, Георг Плачек вспоминает, что среди харьковских мужчин самым дефицитным товаром были презервативы. Когда он отправился из Копенгагена в Харьков для того, чтобы закончить статью с Ландау, он купил большую коробку презервативов, чтобы раздарить их друзьям-коллегам.

Я подумал, что скоро никто уже не будет помнить, как работали физики-теоретики в 1970х, в частности, в ИТЭФе, и хорошо бы об этом написать, хотя бы коротко. Вот этим я и займусь.

Эриче и Антонино Зикики

Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/533487.html

Итак, вернемся в Эриче. Город, основанный финикийцами наверное за тысячу лет до Пунических войн и переживший множество иноземных завоевателей, к 50м годам ХХ веки почти захирел. В этом время там осталось всего 12 тыс. жителей. И в этот критический момент он был спасен, причем одним единственным человеком — Антонио Зикики (Antonino Zichichi). Зикики родился в 1929 году в близлежащем городке Трапани, на берегу моря. Получил образование в области ядерной физики и физики частиц в Университет Палермо. И тут ему неслыханно повезло: он попал в экспериментальную группу в ЦЕРНе (Европейский центр ядерных исследований), который в то время только начинал работу, потом в Фермилабе в США, снова в ЦЕРНе и т.д. В 1960 году в возрасте 31 года, ему пришла в голову идея создать в Эриче Фонд научной культуры им Этторе Майорана и Центр под тем же именем.

✸ Нино Зикики и Виктор Вайскопф, который в то время был генеральным директором ЦЕРНа/



✸ Антонино Зикики в 2000х



Мало ли кому приходят в голову какие идеи. Я тоже иногда мечтаю о новой лаборатории в приятном месте. Типичная маниловщина. Самое поразительное, что Зикики это удалось. Как он добрался до правительства и в те непростые для итальянской экономике годы добился от него гигантского гранта — я не знаю. Злые языки говорят, что он связан с мафией, и часть этих денег поступает оттуда. Я этого не видел, поэтому тут помолчу. Так лили иначе Фонд и Центр существуют и поныне. Зикики все еще его директор (сейчас, наверное, формально, а в 2000х абсолютно реально). Фонд издает книги, содержит издательство и административный персонал, Центр проводит конференции, совещания и школы по всем областям точных (и полуторных) наук круглый год, одно мероприятие заканчивается, другое начинается. На каждое приезжает от нескольких десятков до сотни участников. (Сначала была только физика, а сейчас и экономика и биофизика и генетика и т.д.). Фонд Зикики выкупил несколько пустующих монастырей и переделал их в современные общежития (не меняя внешности) и виллу (или пару вилл) которые переделал в административное здание и залы для заседаний. Центр выдает премии молодым физикам, туда приезжающим: за лучший семинар. Он также оплачивает все расходы участникам конференций из небогатых стран (долгое время Россия принадлежала к этому классу), а также, разумеется всем лекторам.

Появились люди — открылись рестораны. Зикики заключил с ними соглашения — они кормят участников его конференций бесплатно, а счет высылают ему в Центр. За физиками и химиками потянулись туристы, сначала из Италии, а потом со всего света. Открылись отели. Уже к 1970 году население Эриче возросло до 18 тыс., а сейчас оно около 29 тыс.

Местные жители считают Нино Зикики полубогом. Пожилые женщины в черных платьях ниже колен, встретив его на улице, целуют ему руку. Сам видел много раз. Он одобрительно кивает головой. Двадцать лет спустя он сделал еще одно благое дело, мицву для итальянских физиков.
В 1980 году началось строительство Национальной лаборатории Гран Сассо –– лучшей физической лаборатории Италии —, одним из главных зачинателей которой был Зикики. (Опять-таки, как он добыл столь немалые деньги — не знаю). С 1986 года он возглавляет «Всемирную лабораторию» — ассоциацию, которая поддерживает научные проекты в странах третьего мира, основанную в 1973 году Исидором Исааком Раби и самими Зикики.

Collapse )

Роберто Печчеи (окончание)

Начало см. https://traveller2.livejournal.com/531160.html

Сегодня у меня выдался свободный день, что нынче случается нечасто. Поэтому спешу закончить постинг о Роберто Печчеи. Звездная работа Печчеи (вместе с Хелен Квинн) была опубликована в 1977 году, когда Роберто было 35 лет. За редким исключением так всегда и случается: лучшие прорывные работы делают молодые люди. С возрастом характер становится более консервативным, копится груз начатых но не доделанных работ, административные обязанности, да и просто взгляд на мир притупляется. Исчезает восхищение и эйфория. Начинает казаться, что ничто не ново под луной. Люди в возрасте склонны задавать вопросы типа "ну и кому это надо." В молодости всего этого нет, ничего еще не пережито, все внове. В общем, понятно.

Мы с Роберто много беседовали о науке, но совместной работы у нас так так и не получилось. Аксионом я занимался в 1979 году, вместе со своими старшими товарищами в ИТЭФе и Новосибирске (сама работа была написана в Новосибирске), кое-что интересное получилось но и сейчас, 40 лет спустя, присутствие аксионов в природе не подтверждено. Правда, 17 июня коллаборация XENON объявила, что они (возможно) видят аксионы. Вот цитата из пресс-релиза:

Kоллаборация XENON, которая проводит самый чувствительный в мире экспериментальный поиск темной материи, обнаружила неожиданный избыток событий внутри своего детектора, который мог бы соответствовать гипотетической частице называемой аксионом. Альтернативно, данные могут быть объяснены новыми свойствами нейтрино. "Несмотря на то, что мы взволнованы этими данными, мы должны быть очень терпеливыми", -- сказал Лука Гранди, физик из Чикагского университета и один из лидеров экспериментальной группы включающей 163 человека, которая называется XENON1T. Гранди сказал, что продолжение эксперимента необходимо для исключения возможного загрязнения атомами трития. Ожидается, что новый эксперимент начнется в конце этого года.

Детектор XENON1T установлен под горой Гранд Сассо в Италии, а участники эксперимента разбросаны по университетам по всему миру, в основном США, Европа и Израиль.




Но путь от "возможно" до "наверняка" весьма и весьма далек, кому как не мне не знать...

Но вернусь в Гамбург 1987 года. Однажду утром ко мне в офис заглянул Роберто и сказал:

-- Миша, мне только что позвонил Гюнтер Дош из университета Гейдельберге. Он хотел бы, чтобы вы приехали к ним на несколько дней, выступили с семинаром... Да и город очень красивый, погулять по нему сплошное удовольствие. Их институт расположен в старом особняке в самом центре, в переулке Философов.

Гюнтера я знал по работам, в то время мы занимались близкими задачами, и мне, конечно, хотелось дать семинар и познакомиться с ним по-настоящему. Но было большое но. Я не имел права покидать ДЕЗИ без разрешения начальства в Москве. Более, того, мне было запрещено говорить об этом кому-либо. А обращаться к начальству мне категорически не хотелось. Я сижу и мрачно молчу. Роберто уставился на меня с изумлением.

Collapse )

Рецензия

Полгода прошло со дня выхода из печати моей книги "Рукопись, которой не было..." Я могу работать серьезно только когда загораюсь. Это чувство ни с чем не спутаешь, оно приходит изнутри неожиданно. Похоже на чувство влюбленности. Раньше или позже, конечно, остываешь. Иногда смотришь на свою научную работу трехлетней или пятилетней давности и думаешь: "Ну и что в ней такого, что заставило работать, как сумасшедшего, дни и ночи, и неделю за неделей?"

Открывая сейчас наугад страницы этой книги, я вижу недостатки, которые пропустил, когда я над ней работал.
В целом, я забыл о ней на полгода„ сначала зловредный вирус и связанный с ним карантин. Теперь я отлично понимаю, что такое домашний арест. Когда-то я смотрел японский фильм, в котором феодал наказал целую семью за какие-то прегрешения таким арестом в их собственном доме на много лет. Они постепенно начали сходить с ума, кажется сын изнасиловал мать, или отец дочь. Не помню. Забыл название этого фильма, забыл все детали кроме этой...

Потом случилось безумное восстание американских леваков, с поджогами и погромами. История повторяется. Похожие события происходили в России 100 лет назад. Тога была образована ЧК, которая террором заправляла. А здесь они обходятся самостоятельно. Сами накладывают на себя цензуру, сами каятся, сами бунтуют и ноги целуют. Омерзительно.

В общем, сижу дома, работаю. Вдруг звонит друг и спрашивает, как купить мою книгу.

-- Какую книгу?.. А... да, да, сейчас посмотрю и перезвоню.

Залез я в Labirint. Там написано, что они продают и бумажный вариант и электронный, последний недорого. Кроме того, электронный вариант можно купить на Литресе и в Амазоне. С удивлением заметил, что несколько человек оставили отзыв на мою книгу. Ниже я привожу один из них, написанный Юлией Юрьевой. Я ее лично не знаю, но благодарю от души. Отзыв доброжелательный. Юлия отметила один нюанс, который -- я понимал с самого начала -- будет камнем преткновения, а именно, несоответствие между мужской ментальностью и женской. Во время работы у меня было три консультанта женского рода, включая мою жену Риту, которые сильно помогли в этом вопросе, но -- увы -- не доглядели.

К сожалению, бесплатные авторские экземпляры застряли в Москве -- переслать их сюда не представляется возможным. Но у меня есть несколько бесплатных экземпляров английского издания -- более подобного, чем русское и со множеством фотографий (правда, оно и более скучное, для профессионалов и любителей истории квантовой физики). Если кому-нибудь из моих американских читателей нужно английское издание, могу прислать.



Итак, Юлия Юрьева

Книга о научной компании двадцатого века. Главная героиня книги, от лица которой идёт повествование, застала Ландау и Бронштейна студентами, Бете и Фриша на пути становления их карьеры и кормила ужинами разработчиков атомной бомбы. Она была внутри истории, и ее личная история тоже заслуживает быть услышанной.

Collapse )

О Льве Яковлевиче Штруме

В моем постинге от 3 декабря 2019 года ( https://traveller2.livejournal.com/526299.html ), посвященном Натану Розену, я мимоходом упомянул Льва Штрума, профессора Киевского университета. В Википедии можно прочесть следующее:

"Лев Яковлевич Штрум (1890-1936)был советским физиком, заведующим кафедрой теоретической физики Киевского университета. 23 марта 1936 года Лев Штрум был арестован, обвинен в участии в «троцкистском заговоре» и расстрелян в Быковне под Киевом. В конце 1930-х годов статьи ученого были уничтожены."

Я думал позднее написать о нем подробнее, но из-за хронического недостатка времени понял, что это "позднее" никогда не наступит. Моя читательница Илана Розенко прислала мне ссылку на очень интересную (на мой взгляд) статью Татьяны Деттмер, которую я и воспроизвожу ниже.*

Физик Лев Штрум. Неизвестный герой знаменитого романа

Татьяна Деттмер

Свободный доступ к архивам в Украине продолжает приносить исследователям интересные открытия. Одно из недавних касается творчества известного советского писателя Василия Гроссмана. Его роман "Жизнь и судьба" – это эпопея о советских людях в эпоху войны, книга, которую нередко называют "Войной и миром" 20-го века. Роман был арестован КГБ в 1961 году и впервые опубликован в СССР только во времена перестройки.

Более чем полвека спустя после создания романа найден прототип одного из его главных героев – физика Виктора Штрума. Им был советский физик-ядерщик Лев Яковлевич Штрум (1890–1936), заведующий кафедрой теоретической физики Киевского университета.

Лев Штрум в студенческой форме, 1910-е годы



Collapse )

Семён Шубин. Окончание

Предыдущий текст см. в https://traveller2.livejournal.com/530133.html



По его же инициативе сразу же после организации физической секции ВАК С. П. была присвоена ученая степень доктора физико-математических наук без защиты диссертации, а также ученое звание профессора теоретической физики.

Объединенными усилиями И. Е. Тамма, А. А. Андронова и их друзей удалось, наконец, добиться решения о замене А. К. Тимирязева на кафедре теоретической физики и начался поиск подходящей кандидатуры на его место. По рассказам Семена Петровича одно время рассматривалась кандидатура физика-теоретика Пауля Эпштейна (1883— 1966), окончившего в свое время МГУ, но с 1919 г. работавшего в Швейцарии. Однако этот вариант отпал после того, как Эпштейн выдвинул в качестве предварительного условия оплату его долгов советским правительством. Тогда И. Е. Тамм предложил кандидатуру профессора Леонида Исааковича Мандельштама (1879—-1944), возглавлявшего кафедру физики Одесского политехнического института, на который в 1921—1922 гг. работал Игорь Евгеньевич. В Одессе он стал большим другом Леонида Исааковича, хотя в их характерах и образе жизни было мало общего. В отличие от экспансивного Игоря Евгеньевича, заядлого путешественника и альпиниста, Леонид Исаакович отличался спокойным и уравновешенным характером типичного ученого-мыслителя. Семен Петрович сразу почувствовал к нему не только глубокое уважение, но и большую симпатию. Со своей стороны Леонид Исаакович быстро оценил способности С. П. и привлек его к научной работе на кафедре. Именно у него Семен Петрович в 1927 г. защитил диплом с отличием, после чего по рекомендации Л. И. Мандельштама был оставлен аспирантом при его кафедре. По рассказам С. П. у Леонида Исааковича периоды активной умственной работы иногда сменялись периодами разрядки, когда он много времени уделял чтению литературы. Прекрасно зная французский, немецкий и английский языки, он отдавал предпочтение французским романам XIX века.

Таким образом, за годы своего учения в МГУ Семен Петрович очень быстро из способного студента превратился в молодого ученого в области теоретической физики, которому преподаватели и друзья-студенты единодушно предсказывали блестящее будущее. Но Семен Петрович был не таким человеком, чтобы полностью посвятить себя научной карьере. У него были также и другие интересы и увлечения, от которых он не хотел отказываться даже во имя физики. С самой ранней юности он проявлял большой интерес к политике, но только поступив в МГУ, стал принимать активное участие в общественной жизни. В 1924 г. он вступил в комсомол и, благодаря своим незаурядным ораторским способностям и темпераменту, быстро завоевал авторитет в комсомольской среде. С осени 1924 г. в комсомоле начались бурные дискуссии с троцкистами. В своей фракционной борьбе с партийным руководством они уделяли особое внимание пропаганде своих идей в студенческой среде. Их усилия не оказались полностью бесплодными. В частности, к троцкистам примкнул тогдашний секретарь комсомольской организации МГУ Аркадий Апирин. Будучи неплохим оратором с демагогическим уклоном, он совершенно забросил занятия и посвятил себя пропаганде троцкистских идей среди студентов. Семен Петрович хорошо знал его и сначала даже иронически относился к его речам, но позже Апирину удалось склонить его на свою сторону. Такой поворот можно объяснить тем, что в отличие от научной работы, Семен Петрович в своей общественной деятельности полагался скорее на эмоции, чем на исторический опыт и здравый смысл. Наш отец, всегда относившийся отрица-тельно к троцкизму, пытался разубедить Семена Петровича но безрезультатно. Оставшись в меньшинстве среди комсомольцев МГУ, Апирин был вскоре снят с поста секретаря организации.

Collapse )