Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

(no subject)

Сегодня выпал первый снег. По случаю этого “невероятного события” занятия в университете отменены. Снег действительно обильный, мокрый и тяжелый. Все утро разгребал выезд из гаража. Пока руки делали дело, мозг блуждал, где ему вздумается. И почему-то вспомнилось мне далекое прошлое. Мне 19. Первая любовь. Моя избранница — назовем ее Л. — на два года младше меня, жила рядом, в соседнем доме. Юноша я был романтический, книжный и совершенно неопытный в любовных делах. Видимо поэтому она казалась мне неземной жительницей — худенькая, смугловатая, с темными волосами и милой улыбкой. Лицо ее украшали очки. Я не случайно пишу “украшали”. Обычно, девушки их избегают, но ей они действительно шли.

Я звонил Л. Мы говорили о том, о сем. Изредка встречались у общих знакомых. Иногда я приглашал ее в кино или в театр. Как правило, у нее не было времени. В силу своей неопытности я воспринимал ее отговорки за чистую монету.

Однажды наша кафедра математики объявила конкурс на решение хитроумных задач. Победителям полагалась денежная премия. Поскольку мое состояние тогда было близко к состоянию Пушкина во время болдинской осени, я быстро справился со всеми задачами и выиграл первую премию — кажется, 50 рублей, что равнялось моей месячной стипендии.

Тут же позвонил Л. Я был как пьяный. Нет, намного лучше, намного выше. Я рассказал ей о своем успехе и предложил поужинать вместе в каком-нибудь ресторане. Пригласить девушку в ресторан — это был первый в моей жизни опыт подобного рода. Сердце колотилось, в голове пульсировала голубая туманность.

И тут она сказала нет. Прошло несколько секунд прежде чем до меня дошла бесповоротность этого “нет”. Туманность разорвалась в клочья. Вместе с ней ушли подъем и вдохновение. Как будто растаяли. Сейчас-то я знаю, что во всем виноват вброс гормонов, но тогда об этом не имел никакого понятия.

Все пропало. Вечерами я подолгу сидел у окна, уставившись в точку. Не помню, о чем я тогда думал. Возможно о том, что жизнь кончилась. Или вообще ни о чем. Окно моей квартиры выходило на переулок, по которому Л. шла домой, иногда она мелькала внизу, что отзывалось глухим ударом.

“Ну что ж, лицом не вышел, такое бывает” — утешал себя я. Мажоры того времени ходили в голубых джинсах и поступали в МГИМО. Недостижимость второго меня, к счастью, не волновала. Не лежало у меня к этому сердце. А вот джинсы… “Да, — трезво оценил я свой appeal в глазах противоположного пола, — если и не полный урод, то наверняка ‘бросовый товар’.” Мысль эта застряла у меня в мозгу. Самооценка у меня была низкой, тому есть причины, но здесь не место их перечислять.

Сейчас, глядя на свои студенческие фотографии, я вижу умеренно привлекательного молодого человека, хотя и нетипичного. “Likable”, как говорят американцы. Осмысленный взгляд, естественная улыбка, не атлет, но без лишнего веса. Правда, одевался я довольно бедно — часть одежды мне саморучно шил дед, к тому времени наполовину слепой. Но в 1920х он слыл лучшим мужским портным в своем местечке.

Теперь я понимаю, что скорее всего у меня не было никаких шансов. Таких как я в России зовут “ботанами”, а в Америке “nerds”. К тому же, отец Л. был заметным человеком в МИДе, т.е. по тем временам просто небожитель.* Летом Л. ездила к нему в гости в какую-то большую европейскую столицу. Я ей был совершенно не нужен.

Несколько месяцев депрессии — в общем-то небольшая плата за жизненные уроки. Время — хороший целитель. Я встретил другую девушку, с которой у нас вспыхнула большая любовь. Многому научился, хотя и с большим опозданием. Вместе мы прошли через драматические перемены, испытания и ошибки — а у кого их нет? Всё позади. Планы на будущее — …

Тут гора снега, которую требовалось разгрести, подошла к концу. О планах на будущее я додумаю как-нибудь в следующий раз.

===========================

* Вскоре я понял, что работать в советском МИДе -- большое несчастье.

Айаан Хирси Али: Продолжение

Айаан Хирси Али: Продолжение


Начало см. в https://traveller2.livejournal.com/501612.html



Еще 10-15 лет назад Айаан Хирси Али в Америке считалась героиней. Американцы приютили ее в трудную минуту, ее разрывали на части телевидение и самые престижные университеты: Гарвард, Стэнфорд и т.д. Сейчас о ней стараются не упоминать, а если и упоминают, то всегда добавляют, что ее политическая позиция спорная, а наиболее радикальные левые деятели иначе как злобной исламофобкой, полной ненависти к мировой религии, ее не называют. Почему произошла такая переоценка — об этом речь впереди.

Итак, Айаан родилась в 1969 году в семье Хирси Маган Иссе от его второй жены (с первой он развелся лишь позднее). Ее отец Хирси Маган Иссе был профессиональным революционером, с оружием в руках он боролся против Сиад Барре, тогдашнего президента, который сам себя называл научным социалистом и правил страной с 1969 по 1991 год. Сиад Барре был помесью Саддама Хуссейна и Сталина: улицы сомалийских городов украшали портретные композиции “Маркс-Ленин-Сиад Барре.” Главным его достижением был перевод сомалийской графики на латиницу. Впрочем, этому нововведению не была суждена долгая жизнь. В 1991 году товарищи и соратники Хирси Маган Иссе наконец совершили победную революцию, и вернули в страну арабскую письменность и шариат в полной мере. Народ как жил в полной нищете, бесправии и кровавых разборках, так и живет. Единственным достижением последнего лет является то, что сотни тысяч, если не миллионы, сомалийцев получили статус беженцев и переселились в США.

Пока отец занимался революцией, сидел в тюрьме и искал себе третью, а затем и четвертую жену, мать Айаан (вместе с Айаан и ее сестрой) моталась по разным странам: из Сомали в 1977 году в Саудовскую Аравию, затем в Эфиопию, а потом наконец в 1980 г. осели в Кении. Как я уже писал, в пятилетнем возрасте ей удалили внешнюю часть гениталий (разумеется, без наркоза). В Саудовскую Аравию семью перевез отец Айаан, которому как раз удалось бежать из тьрьмы.

Collapse )

Воскресный калейдоскоп

Жизнь дается единожды и прожить ее надо так, чтобы по-возможности каждый день был бы насыщенным и радостным. Конечно, боль и грусть тоже часть жизни. Смерть близких, болезнь, развод, неудачи детей, бег времени, который неизбежно приносит новые ограничения — все это причиняет боль. Но если есть общая положительная мотивация, то переживается боль легче, а радостные мотивы все равно доминируют.

Далеко не все получают положительную мотивацию от бога. Людям, склонным к рефлексиям, как я, остро реагирующим на мировые и локальные события, над положительной мотивацией надо систематически работать. Четкое понимание этого обстоятельства пришло ко мне лет десять назад. Вот с тех пор я и работаю. По вечерам, вспоминая свой день, стараюсь выделить самые положительные моменты. Например, в среду обнаружил, что студенты плохо сделали домашнее задание. Но зато потом заехал по делам в свое отделение банка, и увидел, что у нас новый менеджер: высокий красивый и улыбчивый африканец. Кассирша куда-то отошла и он заменял ее в окошке. Мы с ним замечательно поговорили. Услышав акцент он расспросил меня о моем прошлом, а я его. Родился он в стране под названием Кот д’Ивуар, учился в Лондоне, потом приехал в США и довольно быстро стал менеджером. Его английский почти безупречен, акцент пробивается еле-еле, а его манеры… Видели бы вы его костюм и, особенно галстук! Жаль, что я не догадался его сфотографировать. Я за него порадовался и пожелал ему быстрой карьеры. Он в ответ сказал, что съездит на экскурсию в Петербург, а потом пригласит меня к себе в гости поделится впечатлениями.

Ну а если совсем ничего приятного не происходит, можно порадоваться первому снегу, законченной статье или хорошей книге.

Вид на кампус Университета Миннесоты с западного берега реки Миссисипи. Странное здание вдалеке слева — университетский музей современного искусства. Проект архитектора Фрэнка Гери, который также построил музей Гугенхайма в Бильбао. Я сделал этот снимок в среду, а сегодня ночью выпал снег.



Collapse )

Подводя итог дискуссии

Я рад, что мой пост

см. http://traveller2.livejournal.com/479221.html?view=9425653#t9425653

вызвал довольно живой отклик. Попробую подвести итог.

Любая война -- большая или небольшая -- это варварство, так же как и любое убийство людей по криминальным или политическим мотивам. И число жертв тут неважно: 5 человек, 5 тысяч, или 5 миллионов. Morally reprehencible. И нужно стремиться к тому, чтобы любые убийства остались в прошлом.

К сожалению, мир (особенно во время ВМВ), был бесконечно далек от "сферического коня в вакууме". Война была чрезвычайно кровавой, и эмоции были высоки. Пострадавшим и изувеченным в той войне, жертвам -- как европейцам, так и китайцам, русским, евреям, американцам и далее по списку -- хотелось закончить войну как можно быстрее, и не было возможности *во время войны* проводить длительные юридические процедуры.

Даже сегодня, когда моральные стандарты совершенно иные, а цена человеческой жизни намного выше, чем это было 70 лет назад, -- даже сегодня идут войны, на которых ни за что ни про что гибнет мирное население, в угоду политическим и финансовым интересам небольших групп "лидеров", или в угоду их тщеславию, или в угоду религиозным доктринам. И нападающие имеют широкую поддержку "народных масс." А всему остальному миру, в войне не участвующему, в общем-то наплевать.
Или даже еще хуже: обвиняются жертвы…

И можем ли мы быть уверены, что атомные бомбардировки (или хотя бы взрывы "грязных" т.е. зараженных радионуклидами бомб) исключены в наше время?

Ну а в целом, как всегда, результат дискуссии можно выразить диаграммой, приведенной ниже.



Объснение гласит:

зеленый цвет — вероятность того, что вы поменяли свое мнение;
синий цвет — вероятность того, что ваши оппоненты поменяли свое мнение;
красный цвет — ничего не изменилось, каждый остался при своем мнении.

После большого перерыва

Больше месяца я не заглядывал в ЖЖ. Тому были причины. Конец семестра, дописал и отправил в печать три статьи с Алешей Юнгом и молодыми соавторами, конференция CAQCD-2016 в нашем институте, со-организатором которой я был, семинар в университете Мэриленда и конференция в Вашингтоне, и наконец, новый проект…

Самая главная причина — в почте ЖЖ я получил два весьма обидных, грубых и абсолютно несправедливых письма, которые настолько меня разозлили, что сгоряча вообще решил забросить свой блог.

“Но, - подумал я, - ведь у меня еще остались долги. Я не дописал посты о Бете и о Шëнберге. И еще кое-что в процессе. Кроме того, я ведь пишу для себя …”

В общем, продолжаю. Но формат блога все же изменю. Еще больше буду писать про физику и физиков. Еще меньше про свои политические взгляды и оценки. Иногда, чтобы сэкономить время, английские тексты буду давать в оригинале, без перевода на русский, (в отличие от того, как я раньше всегда делал).

Начну с нового проекта. Когда я работал над сборником “Physics in a Mad World”, я подружился с Яном Хоутермансом, сыном Фрица и Шарлотты Хоутермансов (http://traveller2.livejournal.com/464496.html ). И вот, совершенно неожиданно, среди бумаг его матери, я наткнулся на пачку писем от Вольфганга Паули. Всего 23 письма, написанные между 1937 и 1941 годами. Про великого Паули (Нобелевская премия 1945 г.) ходят легенды, не меньше, чем о Ландау (http://traveller2.livejournal.com/440268.html ).

Его называли совестью физики, поскольку он на дух не переносил спекулятивные, необоснованные или незаконченные работы, и не стеснялся прямо и публично говорить авторам, что он о них думает. Он был острым на язык. В 1958 году он рассорился с Гейзенбергом, из-за того, что он (Гейзенберг) раструбил прессе о своих работах по единой теории поля как о великом прорыве (Паули начал было работать с Гейзенбергом, но вскоре вышел из этой коллаборации). Паули заявил: “Гейзенбергу не хватает только рассказать о своих ‘успехах’ президенту Египта Насеру, всем остальным он уже рассказал…”

Из-за острого языка Паули не любили, а некоторые даже считали его полусумасшедшим. История его первого брака на танцовщице кабаре лишь усиливала эту (анти)репутацию. Так вот, в письмах Шарлотте Хоутерманс Паули виден совсем с другой стороны, как верный и заботливый друг, готовый сделать все, что в его силах, чтобы помочь в трудную минуту.

Короче, я задумал эти письма опубликовать. Они уже переведены с немецкого на английский, и я закончил первую часть введения — о Паули. (Если кто-нибудь хочет прочитать этот черновик, пишите).

✷ Вольфганг Паули в Одессе, 1930



Collapse )

Воскресный калейдоскоп



В гостях, в застольной беседе один из присутствующих спросил меня: “Когда вы жили в Москве, были ли среди ваших друзей и знакомых люди, которые считали бы себя по настоящему счастливыми? Я имею в виду не один день и даже не неделю, а долго?”

Мы с Ритой стали вспоминать. Вспомнили А.М. Он жил в соседнем доме в Сокольниках. Потом он развелся,но малюсенькую квартирку разменят не удалось. Так он и жил в ней с бывшей женой. На съем жилья его инженерской зарплаты разумеется не хватало.

Нам он жаловался, что она приводит к себе новых кавалеров, и от их любовных стонов за тонкой стенкой он совсем не может спать. И вот, встречаю его летом, он весь светится.

“Что, удалось разменять квартиру или бывшая жена съехала?”

“Нет, - сказал А.М., - я купил себе замечательный велосипед, и каждый день по вечерам уезжаю на нем за 30 км. Возвращаюсь домой поздно, усталый в дребодан, валюсь в постель и сплю до утра беспробудно. Вот уже три месяца у меня полное счастье!”

Рита вспомнила еще одну историю. Однажды в конце 80х я привез ей в подарок из Италии белье в кружавчиках (lingerie, как это слово лучше всего передать по-русски?). Не польское или чешкое, а настоящее итальянское женское белье, которое иногда можно было увидеть в фильмах Федерико Феллини и Витторио де Сика на Софи Лорен, и которое никогда не продавалось в СССР. Ее одонокая подружка по работе перед свиданием попросила Риту дать его в долг. Она встречалась в этом белье со своим молодым человеком всего несколько раз, и он настолько очаровался, что сделал ей предложение. Она была абсолютно счастлива целый год, а потом мы уехали, и я не знаю, что с ней случиось дальше.

*********************


Наверное многие читали пронзительно грустную Нобелевскую речь Светланы Алексиевич. У меня только сейчас дошли руки. Одна фраза, которую наверняка не заметили большинство читателей, зацепила мой глаз. В ней Светлана Алексиевич упоминает Раймона Арона, писателя и публициста практически неизвестного в русскоязычном пространстве. Я и сам узнал о нем недавно, в связи со заменитым судебным процессом “Кравченко vs. Les Lettres Français” в Париже в 1949 г.

http://traveller2.livejournal.com/339514.html

stalinu

Collapse )

В саду чудовищ

Все началось с Милы. Она купила книгу Эрика Ларсона “В саду чудовищ”, прочитала ее, возбудилась и стала пересказывать ее друзьям и знакомым. В конце-концов, книга попала к Рите, а от нее ко мне. Читается она как детектив, оторваться невозможно - я прикончил ее за пару дней. И вместе с тем, в книге нет ни одного выдуманного диалога или эпизода. Каждый абзац имеет документальное подтверждение.



По сути дела, Ларсон пересказал дневники и личную переписку нескольких американцев и американок, которые волею судеб оказались живыми свидетелями событий, происходивших в Германии в 1933-34 годах, сразу после прихода Гитлера к власти. Основу “Сада чудовищ” составляет личный дневник Уильяма Додда, посла США в Германии в 1933-37 годах, и дневник его дочери, Марты Додд.

✸ Уильям Додд с дочерью Мартой справа. Слева миссис Додд и их сын.



Когда Марта приехала (вместе со всей семьей Доддов) в Берлин, ей было 24 года. Нет такого высокопоставленного нацистского чиновника, который обратил бы на нее внимание, и с которым она не переспала, включая тогдашнего шефа Гестапо Рудольфа Дильса.

✸ Рудольф Дильс



Collapse )

(no subject)

Любой новый курс я всегда предваряю небольшим (5-10 мин.) введением о научной этике. Я объясняю студентам, что не ошибается только тот, кто ничего не делает, и что ошибки случаются. "Если вы обнаружили ошибку в своей уже опубликованной работе, или вам указали на ошибку коллеги, имейте мужество публично ее признать, разобраться в причине, и постараться в будущем избегать подобных причин. Если подобное будет происходить нечасто, научное сообщество вам простит. Но если вы будете упорствовать, то после 2-3 таких случаев, все ваши работы пойдут в игнор, их просто никто не будет читать, и все, что вы хотели бы донести до коллег, останется без внимания. Более того, на вашей репутации как исследователя можно будет поставить крест. Репутацию заработать трудно, а потерять в два счета..."

Как-то так...

К чему я это пишу? Как мне кажется, единственная надежда на выход из начавшегося затяжного кризиса в России - публичное заявление Путина с признанием своих ошибок и разбором причин. Но поскольку он был плохим учеником, или учителя у него были никудышные, этого никогда не случится. Есть один-единственный относительно мягкий вариант, который позволил бы ему хотя бы формально "сохранить лицо." Если бы Путин действительно болел душой за будущее своей страны, он бы немедленно отправил все правительство в отставку и назначил премьер-министром Алексея Кудрина. Кудрин - единственный человек во всей так наз. элите, который не продает своих убеждений и который трезво оценивает ситуацию. Через пару месяцев, когда состав кудринского правительства будет утвержден так наз. думой, Путин мог бы обратиться к народу и сказать с усталым видом "ухожу по состоянию здоровья." Разумеется предварительно выторговав себе иммунитет относительно уголовного преследования. Кудрин автоматически становится временным президентом, и назначает досрочные выборы в думу.

При хорошем раскладе за несколько лет ему удалось бы отвести страну от края пропасти.

Разумеется, все это это (а) из области фэнтези, и (б) я не имею ни малейшего желания и намерения давать советы относительно вопросов выходящих из сферы моей компетенции. Так что считайте все написанное выше ненаписанным. Просто генератор случайных чисел на моем компьютере выдавал какие-то буквы, и они случайно сложились в этот случайный пост.

Осень и политика



Осень в Миннесоте обычно растягивается на весь октябрь, сухая, солнечная, почти без дождей, к чему я привыкал несколько лет. А в ноябре будут (промежуточные) выборы, т.е. выбирать будут не президента, а губернатора штата и конгрессменов.



Миннесота - традиционно демократический штат. Но губернаторы в основном чередуются. Работает это так. Когда на выборах побеждает демократ, начинают бесконтрольно расти расходы на социальные программы. Появляются дыры в бюджете, заткнуть которые можно только за счет увеличения налогов. Ну а кому нравится увеличение налогов? На следующих выборах выбирают республиканца, который приводит экономику в порядок. Но у республиканцев свои заморочки: запрет на аборты - одна из них. Есть и другие. Таким образом политический маятник совершает колебания. Что в целом полезно для штата. Штат Миннесота - один из самых богатых и экологически чистых, несмотря на холодные зимы. Основа экономики - медицинский хайтеx.

Предвыборная кампания здесь проходит тихо-мирно, без ожесточения. Месяца за два до выборов на лужайках жителей появляются вот такие плакаты:





Если плакат синий, значит владелец лужайки и дома к ней прилегающего, агитирует за демократического кандидата, если красный - за республиканца. Ну а я, прогуливаясь по нашему пригороду, реагирую совсем абстрактно, поскольку мои политические взгляды посередине, и для меня нет подходящей политической партии…

Прогуливаясь, я строю свою социологическую теорию. В нашем пригороде живет средний класс. Но он разнороден. В кварталах чуть победнее обитают техники, квалифицированные рабочие, владельцы маленьких семейных предприятий. В кварталах побогаче - адвокаты, программисты, менеджеры среднего звена, учителя, врачи и т. д.

Как вы думаете, где больше синих плакатов, а где красных? Априорно, я бы думал, что в первых кварталах должно быть больше сторонников демократической партии, которая, кстати, в Миннесоте называется Democratic-Farmers-Labor (DFL). Так гласит теория.

А вот на практике все наоборот! Трудяги, в поте лица зарабатывающие себе на жизнь, не хотят демократов. Почти всюду выставили красные плакаты республиканцев. А вот либеральная интеллигенция наоборот любит демократов. В этих кварталах больше синих плакатов. Спрашивается, что это за теория, которая не подтверждается прямыми наблюдениями?

Нынешний губернатор - демократ. Как мне кажется, следующий будет республиканец. И это будет хорошо.





******

Приятная новость: впервые за 5 лет цена бензина на моей заправке снизилась ниже 3 долларов за галлон (75 центов за литр). Надолго ли?

Беспорядочные мысли в субботу...

Редактируя свою домашнюю страничку, наткнулся на "Письма другу", которые я писал в 1991-94 годах, вскоре по приезде в Америку (см. https://sites.google.com/site/mashifman/). Перечитал. Вот маленький отрывок оттуда:

"Недавно по телевизору я смотрел кусочек московского КВН, и мне показалось, что московские девушки намного красивее западных, несмотря на абсолютную раскованность последних. Кто знает, может быть, лишения накладывают печать внутренней красоты и одухотворенности. "

Господи, и куда же эта одухотворенность делась за истекшие 20 лет?

✵ ✵ ✵

В связи с недавней анкетой (http://traveller2.livejournal.com/408821.html) я задумался о будущем не вообще науки, а конкретно моей области, физики высоких энергий. Мой приход в нее совпал со временем Великих экспериментальных открытий. (Его можно сравнить с Великими географическими открытиями в 15 веке). Началось оно с Ноябрьской революции 1974 года, когда был обнаружен очарованный кварк. Последующее десятилетие по эмоциональному накалу и глубине прорывов наверное можно сравнить с 20 годами ХХ века, когда утверждалась квантовая механика.

А потом постепенно "распалась связь времен", а точнее, материнское дерево эксперимента начало потихоньку высыхать, отправив теоретиков в безводную пустыню без всяких ориентиров. Сейчас в мире остался единственный ускоритель, где идут серьезные эксперименты - ЦЕРН близ Женевы - и пока он ничего не дал, кроме открытия хиггсовской частицы, в существовании которой и так никто не сомневался.

Ни одна страна или группа стран не будет сейчас строить ускоритель следующего поколения - нет денег. А нужно 20 миллиардов долларов. Точнее, не совсем так. Китай мог бы себе позволить новый ускоритель, если бы этого захотело китайское правительство, благо им не надо получать согласие избирателей. Нима Аркани-Хамед уже много месяцев курсирует между Принстоном и Пекином, пытаясь соблазнить высокое китайское начальство.

Предположим, что ему это удастся, и они выделят 20 миллиардов долларов на строительство суперускорителя в Китае. В самом оптимистическом варианте, на создание квалифицированных кадров, на проектирование, строительство и доводку, уйдет лет 15, скорее 20. За это время моя наука превратится в область математической физики, без связи с экспериментом. То есть это будет уже не физика в понимании Галилея, Ньютона, Эйнштейна…

✵ ✵ ✵

Вчера нас пригласили в гости. Кроме нас были еще две пары. После рюмки коньяка разговор скатился в политику, как я ни старался удержать его от этого пагубного поворота.

А. мрачно сказал: "Не пройдет и двух лет, как Путин сбросит небольшую ядерную бомбу на Литву или Польшу. И это будет конец, ведь Польша член НАТО, и НАТО придется ответить."

"Нет, - сказал я, - об этом говорил Жириновский, а Путин лишь заметил абстрактно, что у России много ядерного оружия. А Жириновский - придворный клоун. На самый худой конец НАТО выразят чрезвычайную озабоченность радиоактивным загрязнением Польши и Литвы."

"Вот именно, что Жириновский - придворный клоун, делая ударение на слове придворный, - заметил А., - что у Путина на уме, то у Жирика на языке."

Тут в разговор в вступил М: "Если осталось всего два года, то я не буду делать себе зубы. Стоит это безумно дорого, а такие траты всего на два года не имеют никакого смысла!"

"Ну, можно зубы сделать, но не пользоваться ими…" Это я вставил свою ремарку. М. спросил: "А можно ли как-нибудь спастись?"

Мы решили, что единственное спасение - перебраться в Австралию, как можно дальше от северного полушария. Сегодня сижу, изучаю австралийские варианты … ☺