?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: путешествия

Рукопись, которой не было. 12.
traveller2
Рукопись, которой не было. 12.
(Предыдущий фрагмент см. https://traveller2.livejournal.com/518140.html )

Евгения Каннегисер — леди Пайерлс

Фрагмент третьей главы: Кембридж 1933

М. Шифман

Петр Капица с женой Анной (урожденная Крылова)




В начале апреля 1933 года мы покинули Рим и отправились в Англию. Как всегда, заехали в Берлин. Гитлер уже канцлер Германии. “Арийцы высшая раса” — уже официальный лозунг. Дахау уже открыт. Руди снова пытается уговорить родителей уехать из Германии, и снова безуспешно.

В Англии я еще никогда не была. Отличия от континентальной Европы, к которой я уже начала привыкать, поразили меня сразу же. Холодные спальни в пансионах, игрушечные железнодорожные вагоны, двери которых открываются только снаружи, дороги шириной в один автомобиль, движущийся слева, а не справа, бесконечные зеленые изгороди, фунты вместо килограммов и мили вместо километров. Традиция превыше всего.

О еде и говорить нечего. Плачевная еда без вкуса и запаха. Думаю, это связано с пуританской идеей, что еда — это нечто материальное, недостойное того, чтобы ею интересоваться. Хотя, если готовить самому из прекрасных продуктов, которые можно найти в магазинах, можно добиться любого результата. В Англии Руди полюбил стряпню, это стало его хобби на долгие годы. От меня он научился русской кухне. Вот уж я радовалась!

Одним из немногих теоретиков в Кембридже, который собственно и пригласил Руди, был Ральф Фаулер, который занимался в основном астрофизикой. В любой задаче его интересовала в основном математическая сторона. Как-то Руди заметил:

— Вряд ли я смогу сотрудничать с Фаулером, у меня совсем другие интересы. Впрочем, кое-что полезное я от него узнал. “Даже если вы считаете своего оппонента полным идиотом, а его работу грубо ошибочной, в вашей ответной статье вы не можете написать ‘полный идиот’. Вы должны дать это понять читателю иносказательно. Этот элемент нашей работы я бы назвал искусством.”

Разумеется, мы познакомились с Резерфордом. Иногда он устраивал приемы у себя дома. На них приглашались все его сотрудники с женами. Он любил рассказывать истории из своей жизни. Однажды он вспомнил, как король Георг V и королева Мария посетили Кембридж по случаю открытия новой библиотеки. Король задал библиотекарю какой-то глупый вопрос, но прежде чем тот успел ответить, королева кольнула его (короля) в бок кончиком зонтика и довольно громка сказала: “Георг! Не глупи!”

Далее под катомCollapse )

Рукопись, которой не было. 11.
traveller2
Рукопись, которой не было. 11.
(Предыдущий фрагмент см. https://traveller2.livejournal.com/517721.html )

Евгения Каннегисер — леди Пайерлс

М. Шифман


Бульвар Риверсайд, Нью-Йорк



Я впервые в Америке

После больницы я была слишком слаба, чтобы хоть как-то помочь Руди, а ведь нам предстояло продать или раздать всю мебель, собрать одежду и книги, рассчитаться с хозяином квартиры и убрать ее. Всем этим занимался Руди. На борту “Анд” мне было трудно передвигаться, я все время сидела. К счастью, меня занимал Отто Фриш. Под впечатлением от победы Красной армии в Сталинграде он решил учить русский язык. Начал он еще в Ливерпуле, выучил алфавит и кое-что из грамматики, но с разговорной речью дело шло плохо. В общем, я стала его учительницей. Правда, в Америке нам пришлось расстаться на несколько месяцев: Фриш сразу ехал в Лос Аламос, а нам предстояло задержаться в Нью-Йорке.

В Ньюпорт-Ньюс, где мы сошли с парохода, нам нужно было пройти через паспортный контроль и таможню. Образовалась небольшая очередь, Фриш был прямо перед нами. Я уже писала о том, что и британский паспорт и американскую визу Фриш получил в экстренном порядке за день до отъезда. Инспектор Бюро иммиграции в Ньюпорт-Ньюс с большим изумлением рассматривал даты на его билете, на паспорте и на американской визе. На его вопросы Фриш отвечал с весьма сильным австрийским акцентом, который никак не изменился за те три года, что он провел в Англии. Это еще больше подогрело подозрения инспектора. Он пригласил начальника, тот еще одного, и они втроем какое-то время оживленно совещались. В конце концов Отто все-таки разрешили ступить на американскую землю. Мы проскочили без задержки. Дальше мы все вместе ехали на север на поезде. Пока мои мужчины разбирались с билетами я вышла на улицу. Передо мной открылся совершенно иной мир: лотки с фруктами (апельсины, груши, гранаты, еще что-то, и это в декабре!), все залито светом. Я автоматически отметила, что последний раз видела апельсин четыре года назад. До сих пор помню ощущение уюта, покоя и мира, которое снизошло на меня.

В Ричмонде Фриш пересел на поезд в Нью Мексико, а мы отправились в Вашингтон. В столице Руди должен был встретиться с генералом Лесли Гроувзом, руководившим Манхеттенским проектом. Руди хотел получить представление об общем положении дел и чем конкретно ему поручат заниматься. Поезд в Вашингтон был обшарпанным, трясучим и к тому же битком забитым полувоенным людом. Я нашла почти пустой вагон, в котором сидели два пожилых негра, но оказалось, что это был вагон для цветных. В то время на юге США еще царила сегрегация.

Далее под катомCollapse )

Рукопись, которой не было. 9.
traveller2
Рукопись, которой не было. 9.
(Предыдущий фрагмент см. https://traveller2.livejournal.com/517273.html )

Продолжение четвертой главы. Если среди моих читателей есть женщины, хочу попросить вашей помощи в предпоследнем абзаце. В нем я перефразировал весьма длинное английское предложение своими словами.
Могла ли Женя так написать по-русски, или требуются поправки?

Нильс Бор, Джеймс Франк, Альберт Эйнштейн и Исидор Раби после войны в Америке. Все Нобелевские лауреаты. Все, кроме Раби, беженцы из Европы.



Рукопись, которой не было
Евгения Каннегисер — леди Пайерлс


М. Шифман

Побег Бора

Я кажется уже писала, что немецкая армия оккупировала Данию 10 апреля 1940 года. Страна капитулировала в день вторжения. Сначала, прямо это никак не отразилось на Боре. В течении трех лет он оставался директором института и занимался тем же, чем и раньше. Конечно, иссяк поток молодых физиков, тянувшихся к нему в предвоенные годы. Немецких физиков он у себя не принимал, да и не осталось в Третьем рейхе талантливой молодежи. Единственное исключение он сделал для Вернера Гейзенберга, с которым когда-то был дружен. В сентябре 1941-го года Гейзенберг приехал в Копенгаген, чтобы попытаться объяснить Бору, почему для всех будет лучше, если он — Нильс Бор — присоединится к немецкой ядерной программе. Бор с негодованием отказался. Датская подпольная газета “Свободная Дания” писала о Боре “знамений сын датского народа, наше национальное достояние”… Однако в глазах немецкой оккупационной администрации он был просто евреем, поскольку еврейкой была его мать. В 1943-ем году нависла реальная угроза ареста и депортации в один из концентрационных лагерей.

29 сентября раввин главной синагоги Копенгагена Маркус Мельхиор получил секретное сообщение от друга, уведомлявшее его о скором начале массовой депортации евреев. Мельхиор немедленно связался с руководителями датского сопротивления. В тот же день Бор и его семья были вывезены в Швецию на рыбацкой лодке под покровом темноты. Переправа длилась два часа. Владелец лодки знал график немецких патрулей, и выбрал самый оптимальный маршрут. Ранним утром 30 сентября лодка пристала к шведским берегам, возле рыбацкой деревушки. Нильс Бор поспешил в Стокгольм. Госпожа Бор осталась в деревушке. В Стокгольме его принял министр иностранных дел, а затем король Швеции Густав V. Бор убедил короля предоставить убежище всем беженцам из Дании. 2 октября 1943 года шведское радио передало, что Швеция примет у себя всех евреев, которые смогут добраться до ее берегов. В течение 3-4 дней (точнее ночей) датское сопротивление организовало массовый исход: рыбацкие лодки потянулись через проливы Эресунн и Каттегат. Было спасено более 7000 евреев — около 95% еврейской общины. Значительная часть транзита шла через датский остров Møn, знаменитый отвесными белыми скалами на берегу. Своего рода “маленький Альбион”. Я была там уже после войны.

Как только новость о побеге Бора достигла Лондона, научный советник Черчиля отправил ему телеграмму с предложением перебраться в Британию, поскольку Стокгольм кишел немецкими шпионами. Бор и сам понимал, что Швеция — ненадежное место, там не “раствориться”. Он тут же согласился при условии, что его сын Ааге, который в то время был аспирантом физического факультета, тоже поедет в Англию. Но как? Между нейтральной Швецией и Англией широкой полосой протянулась с юга на север оккупированная Норвегия.

Черчиль распорядился послать военный самолет. Выбор пал на высокоскоростной бомбардировщик Москито, который мог лететь на высоте до 10 км вне досягаемости немецкой противовоздушной обороны. Бору предстояло лететь в бомбовом люке. Ему выдали парашют, летный костюм и кислородную маску — бомбовый люк не был герметизирован — самолет вырулил на взлетную полосу, взревел мотор, и вот они уже в воздухе. Но ненадолго. Первая попытка окончилась неудачей. Пилот обнаружил какую-то неисправность и вернулся на аэродром. Бор хотел переночевать в отеле, но агенты шведской службы безопастности не выпустили его за пределы аэропорта из-за опасений, что он будет опознан немецкими шпионами. На следующее утро состоялась вторая попытка. Самолет быстро набирал высоту. Бор, лежавщий на матрасе в бомбовом отсеке, не смог натянуть на себя летный шлем, не позволил размер его головы — всем кроме летчиков было известно какой большой, поистине “квантовой”, она была. Он не слышал команды пилота о включении кислорода, и потерял сознание от кислородного голодания в тот момент, когда высота превысила критическую. К счастью, все закончилось хорошо. По-видимому, над Северным морем, когда самолет опустился ниже, он пришел в себя. Москито был в воздухе 2 часа и благополучно совершил посадку в северной Шотландии 6-ого октября. Ааге Бор прилетел следующим рейсом.

Далее под катомCollapse )

Рукопись, которой не было. 6.
traveller2
Рукопись, которой не было. 6.

Продолжение четвертой главы. Скучно или не очень?

(см. https://traveller2.livejournal.com/516146.html )

15 марта 1931. В день свадьбы в Ленинграде на Моховой 26. Слева направо: Исай Мандельштам (отчим), Настя (домработница), Нина Каннегисер (сестра), Мариа Каннегисер-Мандельштам (мать), Женя Каннегисер, Рудольф Пайерлс.



Рукопись, которой не было
Евгения Каннегисер — леди Пайерлс


М. Шифман

В феврале 1942-го пришло письмо от мамы. От мамы! Когда я открыла почтовый ящик и увидела серый-желтый конверт покрытый почтовыми штампами, у меня екнуло сердце. В глубине души я и ждала этого и боялась надеяться.

12 июля 1941 года Англия подписала с СССР соглашение, первое за много лет. Хотя формально оно было о военном союзе двух стран, текст был куцым. Стороны договорились не вести пропаганды друг против друга и разрешили судоходство в своих территориальных водах. Настоящая союзная коалиция оформилась только в декабре.
Тогда-то у меня и появилась надежда, что в новых обстоятельствах родителям разрешат написать мне.

Письмо было кратким. Мама писала, что они в Мелекессе — все трое —живы здоровы. “Я вспомнила юность и пошла работать медсестрой в местную больницу, Исай Бенедиктович немного подрабатывает в школе преподаванием немецкого, но все свободное время по-прежнему отдает переводам, которые складывает в стопку. Нина тоже работает.” Еще что-то было написано о ленинградской библиотеке, но это предложение было жирно замазано военным цензором, так что удалось разобрать только два слова.

— О господи, как они оказались в Мелекессе? И где это? Но они живы, уже счастье… Они живы. И я теперь знаю их адрес.

Я еще раз перечла несколько строк на половинке страницы из школьной тетради, пытаясь представить то, чего там не было. “Складывает в стопку” означает, что отчима не печатают. Поскольку никаких подробностей об их жизни не содержалось, наверное, им было нелегко. Посмотрела в энциклопедию, Мелекесс — маленький захолустный городишко в тьмутаракани, но по крайней мере довольно далеко от линии фронта. Вряд ли их бомбят. Весь вечер я писала им подробный ответ. Наутро отправила телеграмму; письмо и продукты, которые у меня были на тот момент, вложила в отдельный ящик, и тоже отправила. Изучив конверт, на котором были штампы Мелекесса, Москвы и Стокгольма, я решила, что ответ придет примерно через три месяца. Но он не пришел. Много позднее я узнала, что дошла только моя телеграмма. Я пыталась писать им еще много раз, но лишь однажды получила от них открытку.

*****

Далее под катомCollapse )

(no subject)
traveller2
После недели, проведенной в Мюнхене, оживленного семинара в Мюнхенском университете и долгих обсуждений с Гией Двали, мы с Ритой прилетели в Израиль. Сегодня, в пятницу, здесь нерабочий день, у меня позади два доклада, к которым я готовился в самолете. Другого времени у меня на это не было.

Вечером после первого доклада в Иерусалиме я вернулся в отель совершенно измочаленным. Хотел сразу лечь спать. Но тут бипнул телефон, пришло послание от неизвестного мне человека с неизвестным адресом. Вот что в нем было написано:

“I am writing on behalf of all of us in the Physics Section of the National Academy of Sciences to warmly congratulate you on your election this morning to membership in NAS”. [Пишу вам от имени всех нас в Отделении физики Национальной академии наук чтобы сердечно поздравить вас: сегодня утром вы были избраны в Национальную академию наук.]



“Какой глупый розыгрыш,” — подумал я. После душа я открыл компьютер и увидел десятки поздравлений — на этот раз от знакомых мне людей, друзей и коллег. Пришло поздравление и от директора Института, от декана колледжа и от Президента университета Миннесоты. На следующий день получил поздравления от друзей и коллег из Москвы. Позвонили из пресс-офиса университета и попросили материалы для пресс-релиза.

Отвечал на поздравления два дня, причем в первый день их приходило больше, чем я успевал ответить.

“И зачем весь этот неожиданный шум и суета?” — подумал я. “Ведь разве я изменился за один день? Я остался точно таким же, каким был вчера, и год назад, и пять лет.” Подумав, я решил что все-таки хорошо иметь столько друзей 😀

Рита, Юля и Рафаэль.





This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/676164.html. Please comment there using OpenID.

Очень важное письмо
traveller2
В 1932 году Рудольф Пайерлс, заканчивая свою "стажировку" в Риме, отчаянно искал работу по всему миру. Мы уже видели это по предыдущим письмам. И вдруг он получет от Ленца предложение ассистентской позиции в Институте Отто Штерна в университете Гамбурга! Всего несколько лет назад (до 1928 г.) эту позицию занимал великий Паули! Казалось бы, вот оно, счастье... Но за эти пять лет положение в Германии сильно изменилось, хотя многие это еще не осозанали. Гитлер еще не Рейхсканцлер Германии. До этого момета оставалось еще около полугода.

*** Письмо от Рудольфа Пайерса Жене, не датировано, предположительно вторая половина 1932 г. Письмо отправлено из Лугано, Швейцария, в Рим. Написано по-русски (файл 127)

Моя милая, я кажется немножко пьян, во всяком случае спать хочу как собака. Поэтому письмо будет короткое. Я пока довольно доволен результатами разговоров с родителями [которые, по-видимому, специально приехали из Германии в Лугано, чтобы поговорить с сыном].

Родители лучше настроены, чем нам казалось, и вообще в смысле тамошнего положения [т.е. в Германии] может быть мы немножко преувеличивали. Но отец очень со мной согласился, что надо от Гамбурга отказаться -- он говорит, что по его мнению 80% против Гамбурга, хотя он довольно скептически относился к моим заграничным возможностям... Я поэтому Ленцу написал, письмо, в котором отказался из "нефизических причин, которые письменно объяснить неудобно". Это все-таки лучше. Потом я еще напишу Штерну и немножко яснее намекну отчего я не еду.

Интересно, что Нина [жена брата Рудольфа Пайерлса] уже настолько напугана, что утверждает, что она не русская, а украинка. [Украина] -- не Россия!

Расказали подробно про немецкую Dichterakademie, и действительно, почти все немецкие писатели -- сволочи. [...]

Спокойной ночи, моя любимая бедная брошенная жена. Целую тебя ужасно крепко и очень тебя люблю. Руди

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/672880.html. Please comment there using OpenID.

(no subject)
traveller2
Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/504819.html

11 февраля 1932. Рудольф — Жене. (файл 119)

Здравствуй, милая!

[…] Я с Капицей тоже сильно кокетничал с тем успехом, что он предложил мне написать книгу в Cambridge Press, о чем я хочу. Это очень лестная возможность, потому что они хорошо платят. Блох мне сказал, что голландская стипендия 250 гульденов/мес., т.е. 500 шв. франков. [около $8300 in 2017 USD]. Он советует больше Утрехт, но я предпочитаю быть минимум год в Лейдене, если выйдет.

Я еще немножко расстроен из-за Гейзенберга, хотя и признаю, что не имею никаких оснований ни обидется, ни считать унижением — так берет другого! Но это фактически первый раз в физике, что я чего-нибудь определенно хочу, а не выходит. Объективно, это конечно не так жалко, потому что например Блох сам не знает вернется ли он после [неразборчиво] в эту страну [Германию].

Да Фаулер в Америке, не удивительно, что он не отвечает но мое письмо. […]

*Более поздняя приписка:

Сижу на докладе Бете и только что говорил с Эренфестом, который мне сказал, что ему вчера так понравилось, как я говорил, что теперь меня уже не боится. Сможет ли он достать мне стипендию, сейчас не может сказать, потому что Фоккер заграницей, но он попробует. Дать стипендию больше чем на полгода нельзя. Но вообще я доволен этим разговором и вчера не зря кокетничал. Сейчас сижу в неприятном состоянии, потому что лопнула пуговица и падают, извиняюсь, штаны. Не знаю, когда я успею исправить эту ошибку.

Только что со мной Штерн сам заговорил о месте в Гамбурге, он правда не может это решить, потому что это дело Ленца, но хотел только рассказать тому, свободен ли я, потому что пока они не думали о мне, так как не считали возможным, что я приеду.

Ленц спешно ищет, так что есть и такая возможность, что мы уже летом едем в Гамбург, что, правда, в смысле средств жалко… Штерн, кажется, очень хочет, чтобы я приехал.

Еду в Берлин. До свидания, целую, целую, целую. Руди

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/670882.html. Please comment there using OpenID.

(no subject)
traveller2
Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/504105.html

Нелегка стезя молодого физика-теоретика. Получить работу в академическом мире становится все сложнее, по крайней мере, в нашей области — физике высоких энергий (HEP). Гранты, выдаваемые федеральными агентствами США на исследования в этой области, потихоньку уменьшаются, начиная с 2008 года. Ясно, что “золотой век” — к сожалению — остался позади, так же как золотой век ядерной физики закончился в конце 1950х-начале 1960х. Увы, все в мире когда-то начинается и когда-то заканчивается, как и сама жизнь.

Разумеется, у “звездных” теоретиков проблем нет. За них борются лучшие университеты и научные центры мира. Их быстро “разбирают”. Но уже на следующем уровне, на ступеньку ниже…

После защиты диссертации три пост-докторских срока стали нормой. Это значит, шесть-семь лет кочевой цыганской жизни, без какой-либо определенности. И это в лучшем случае. Когда-то, когда я приехал в США в 1990м году, Ларри Маклерран (наш тогдашний директор) рассказывал мне, что еще в 1970х было не редкостью получить место Assistant Professor в приличном университете после первого пост-докторского срока, т.е. через два года после защиты. Ах, где же вы, дни любви…

Но в 1930х ситуация с работой для молодых физиков-теоретиков была еще хуже. С одной стороны, их было раз в 50 меньше, чем сейчас. Но с другой стороны, и рабочих мест для них было неизмеримо меньше. В то время. как я уже упомянул, ядерная физика была на переднем крае исследований, и вся она была сосредоточена в нескольких группах в Германии, Швейцарии, и Англии. Института пост-докторских позиций вообще не существовало. Для молодого человека единственный способ получить работу был таков: устроиться ассистентом к какому-нибудь известному профессору. Все они были наперечет, как будет видно из письма Рудольфа Пайерлса, отрывки из которого я привожу ниже. Государственных грантов не существовало. Некоторым, наиболее везучим, удавалось получить грант из фонда Рокфеллера в Нью-Йорке, на пол-года или на год. Тогдашние руководители этого фонда считали что ядерная физика (и квантовая физика в целом) — наука, достойная всяческой поддержки.


Далее под катомCollapse )

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/670478.html. Please comment there using OpenID.

О круге Ландау
traveller2
Решил продолжить публикацию общественно значимых отрывков из переписки Жени Каннегисер-Пайерлс с Рудольфом Пайерлсом. (см. https://traveller2.livejournal.com/503182.html и ссылки там).

Как возможно помнят мои читатели, они поженились в марте 1931 года в Ленинграде. Сразу после этого Рудольф уехал в Цюрих, к Вольфгангу Паули, чьим ассистентом он был в то время. Женя осталась ждать выездной визы, которая чудесным образом пришла из Москвы в сентябре 1931 года. Женя уехала в Цюрих, где они и поселились на то время, пока Пейерлс был ассистентом у Паули.

В апреле 1932 г. Пайерлс приехал в Москву, чтобы, в частности, помочь Жене получить въездную визу в СССР, которая позволила бы ей навестить семью в Ленинграде. Так и не получив определенного ответа, он вернулся к Паули, в Цюрих.

В мае 1932 года Женя все-таки смогла приехать в Ленинград навестить свою семью и друзей. Женя и Руди писали друг другу по несколько писем в неделю.

2 апреля 1932, Москва. Рудольф — Жене (файл 98)

Женя, милая, мне очень странно —я уже не привык без тебя путешествовать и я как будто без ног и без рук. […]

Поехал в институт [По-видимому, ФИАН]. Там все в хорошем порядке, все радовались, что я приехал, но очень жалеют, что без тебя. Я живу у [Игоря] Тамма, у которого сейчас не слишком хорошее настроение, потому что у девочки малярия, которая не смотря на хину не перестает. […]

… Пишу между прочим уже 10-го и уже у Тамма, потому что долго не было времени. Вчера в учреждении [Наркоминделе] узнал порядок — там надо сперва подавать справку, тогда подбирают дело, и через день только можно говорить с референтом, который как раз этими делами занимается. Так я сегодня пришел, и еще раз заполнил те же анкеты, и мне обещали ответить через 4-5 дней, и этот ответ сразу телеграфом послать в Берлин. Они уже предупреждали, что в этом случае возможен отказ, так что вероятность не очень большая.

Все-таки она еще выше 27%, так что по-моему ты должна остаться в Берлине, как я тебе и сказал по телефону. […] Ты не смотря на все огорчения должна развлекаться, Берлин же интересный город, а мы уже достаточно скоро вернемся к нашим швейцарцам в Цюрих.

Я завтра или послезавтра еду в Ленинград, и там буду ждать ответ, который дадут около 15-го. Если положительный, я плюну на Erlangen, и буду ждать тебя в Ленинграде, куда ты вероятно 17-го или 18-го приедешь. Если отказ, то я непосредственно уеду в Берлин.

Сегодня вечером я прочел доклад для теоретиков, а завтра будет второй про Schottky.* Говорят, что Иоффе здесь [в Москве], и может быть он придет. […] Кроме того, Heitler скоро приедет, что бросает интересный свет на ситуацию. Про Ruhemann’ов я еще ничего не узнал,** но завтра, вероятно, узнаю и тогда, если надо, ей прямо телеграфирую.
В обратном случае просто напишу открытку.

… Сегодня (11-го) спросил про дела Ruhemann’а. Пока ничего не известно, но в Наркоминделе мне обещали ускорить, и в случае что еще какие-нибудь бумаги нужны, это сразу написать в берлинское Консульство.

Целую тебя 1000 раз. Руди


29 мая 1932. Женя — Рудольфу (файл 106)

Милый, я по тебе ужасно скучаю и очень тебя люблю, вижу тебя во сне каждую ночь, но утром сразу забываю все сны и ничего не могу вспомнить. Писем от тебя не было только два дня, но кажется что долго-долго…

Я плотно лежу в маминых объятьях и никуда не хожу, зато ко мне все ходят. Были у меня 27-ого вечером [Виктор] Амбарц[умян] с Верочкой, Аббат [Матвей Бронштейн] и Димус [Дмитрий Иваненко]. Амбарц похудел, побледнел и фантастически оброс волосами, но ужасно веселый и славный. Голова у него похожа на воронье гнездо после страшной бури и града. Все черное, все торчит, и все невероятных размеров. Верочка очень милая, толстая и веселая девочка […]. Она недавно остриглась, но Амбарц протестует и требует косы, которую она очень покорно опять растит. Вот какие бывают покорные жены.

Аббат мрачен, раздражен и очень несчастен, хотя делает вид, что ничего. Я ругала его последними словами, но по крайней мере узнала его точку зрения об этом скандале. Оказывается, он занялся этой разрушительной деятельностью — сокрушал авторитеты и возводил Гамова в академики — потому что Яков Ильич [Френкель] утеснял Дау, дискредитировал его в глазах экспериментаторов и т.п. Мне было это очень странно слышать, так ка по-моему Яков Ильич Дау всегда очень уважал, хвалил и возносил, и даже боялся. Это говорила мне и Саррочка [жена Я.И. Френкеля]. Одним словом, тут черт два раза ногу сломит и ничего не поймет. Но это по крайней мере хоть теоретически приемлемая для меня точка зрения.

Димус тоже похудел, но весел, мил и ни на кого не бросается. Даже о Jonny [Георгий Гамов], который его поливает помоями, очень юмористически и спокойно отзывается, просто приятно смотреть и слушать. Мы говорили все вместе и так кричали, что у мамы немножко треснула голова. […]

Я зашла в дом отдыха ученых [в Детском] , где сейчас живет […] Димусина жена. Была толстая здоровая женщина, а после родов получила вторую стадию туберкулеза и расширение сердца. Сидит, рыдая как я не знаю кто, под кустом, не может ни ходить ни бегать, скучает ужасно без дочери, которая живет в Ленинграде с ее матерью. От тоски еще худеет.

[…] Ты меня уже забыл? Ухаживаешь за Mme Solomon, за Бретчершей или за Асей? Если ты убежишь с Solomon’шей, то пришли телеграмму, чтобы я не старалась писать! Это будет полезно для твоего образования, потому что ты тогда выучишь французский. И вообще, хорошо для карьеры быть beau fils’ом великого человека. Так что, если убегать, то только с Solomon’шей.

Ужасно люблю

Женя

Пояснение: в 1931-32 гг. Ландау поссорился со всеми "старейшинами" ленинградского Физтеха, обвинив их в ретроградстве и пренебрежении современной квантовой физикой. Как всегда, особо дипломатическими выражениями он не отличался, так что восстановил всех против себя. За него горой стояла молодежь из "джаз банда". У них был план продвинуть Гамова в академики, чтобы он сверху, из Москвы, "нажал" на "старейшин" ленинградского Физтеха и чтобы Ландау дали свою лабораторию теорфизики. План провалился,а конфликт только обострился. Ландау вскоре уволился и уехал в Харьков, в ХФТИ, где он был действительно назначен заведующим теоротделом. В январе 1937 года, спасаясь от всеобщего погрома в ХФТИ, он бежал в Москву к Капице. Харьковское НКВД все равно его достало, и он был арестован в Москве в апреле 1938 г.

Сноски:
* Вальтер Герман Шоттки (1886-1976) — немецкий физик, который в 1915 году изобрёл электронную лампу с экранирующей сеткой и в 1919 тетрод; эти открытия он совершил, работая в исследовательской лаборатории Siemens & Halske.

** О Руеманах, приехавших из Англии в 1932 г. строить коммунизм в Харькове, я уже писал вот здесь http://traveller2.livejournal.com/401162.html. Визу они в конце-концов получили, а в 1938 им даже удалось вернуться на запад, избежав погрома в ХФТИ и печальной участи других западных специалистов.

Несколько дней в Санта Барбаре
traveller2
Тропинка от учебных корпусов к общежитиям идет вдоль самого океана. Днем она почти пуста — студенты, как муравьи на велосипедах, несутся по асфальтированной велодорожке в стороне. Но в шесть вечера, когда солнце заходит, она начинает жить своей жизнью. Шум волн, смешанный с пьянящем запахом водорослей и цветов на неведомых мне кустах, ветер с моря, звездное небо и влюблены парочки. Господи, как их много… Длинноногие американки, миниатюрные китаянки, пухленькие мексиканки обнимаются с мальчиками и смеются. Изредка встречаются грустные девушки — грустные потому что одинокие. Впрочем, их так мало, что они не оказывают никакого воздействие нa ауру любви, опускающуюся на эту тропинку с закатом.



Кампус университета Калифорнии в Санта Барбаре был открыт в 1944 году. Сейчас здесь 23 тыс. студентов, шесть нобелевских лауреатов среди профессоров. Всего в университете Калифорнии 10 кампусов — от Сан Диего на юге до Дэвиса на севере. Институт теоретической физики им. Кавли — центр притяжения для физиков со всего мира.



Далее под катомCollapse )