Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Дорога длиною в 50 лет

Шесть месяцев прошло со дня моего предыдущего поста — повествования о художнике Викторе Арнаутове, которое так и осталось незаконченным. К концу октября 2020 г. COVID-19 и сопутствующие ему обстоятельства доломали меня окончательно. Удаленное преподавание по зуму, домашнее “заключение”, отсутствие коллег-физиков поблизости и невозможность вести с ними живые обсуждения — все это вместе взятое сказалось на мне депрессивно, всё валилось из рук, делать ничего не хотелось.

Наконец, полгода спустя, после массовой вакцинации в апреле, основные ограничения были отменены, и мы выбрались на свободу. Взяли билет и полетели во Флориду, чтобы отметить там 28 апреля золотую свадьбу. Полвека вместе: Сколько за это время всего произошло, и хорошего, радостного, и мрачного, тяжелого… Если задать себе вопрос — какое время было самым тяжелым для меня — оглянувшись назад и вглядевшись в прошлое год за годом, могу сказать — последние пять лет в Москве, когда я чуть не дошел до ручки, и первые пять лет на западе. И если мне удалось пройти через это десятилетие, то только благодаря тому, что шли мы вместе: Рита и я, взявшись за руки.

В 1989 году песочные часы нашей жизни были привернуты, и отсчет пошел снова. Началась вторая жизнь, совсем другая и очень насыщенная. Ну а сейчас, судя по всему, пришла пора переворачивать часы еще раз. И фундаментальная физика закрутилась в поисках цели, да и вся страна (я имею в виду Америку), и вся европейская цивилизация в целом, как мне кажется, потеряли курс, свернули со столбовой дороги на тупиковые проселки. Те уголки мира, которые мне дороги, вместо любви, наполняются (или уже заполнились?) раздорами, ненавистью и глупостью. Все это уже было в ХХ-ом веке, и, казалось, ушло в прошлое навсегда. Неужели сходные трагедии ждут человечество снова, в ХХI-ом?

Ладно, оставим мировые проблемы в стороне и вернемся к Флориде. За последние 30 лет мы с Ритой объехали почти полмира. В какие только романтические уголки нас не заводила любовь: от абрикосовых садов Прованса, до острова Таити, от троп Паганеля в чилийкой Патагонии до ледников Исландии. Make love, not war! Как это ни странно, во Флориду мы приехали вдвоем в первый раз.

Пятьдесят лет назад



Второй день в пригородах Майами



Collapse )

Две поездки в Эриче. Окончание

Окончание. Начало см.
https://traveller2.livejournal.com/533487.html
https://traveller2.livejournal.com/533526.html

Давно пора закончить мое повествование об Эриче, но руки не доходили. В другое время заключение моего рассказа было бы романтическим: как живописна дорога из аэропорта вверх на холм, как притягательны морские запахи, приносимые вечерним бризом, как нежно окутывает тело вдруг набежавший густой туман, и как приятны вечерние беседы у пианино с рюмкой Марсалы в руке в кругу друзей…

Писать об этом восторженно я сейчас не в состоянии, а уныло — зачем?

Поэтому буду краток.

Впервые я получил приглашение от Зикики в 1995 году. Он просил меня прочесть две лекции по “QCD Sum Rules”. Тогда я еще не отошел от моей московской жизни, по большей части мои мысли витали там, как призраки, и любое новое ощущение на западе было очень острым.
Цифровых фотоаппаратов еще не было, пленка быстро кончилась, а новой почему-то в Эриче в ту неделю не завезли. Так что фотографий осталось мало.

✸ Рита



✸ Древние ворота близ главной площади



✸ Окно в бывшей монастырской келье — ныне отель, принадлежащий Центру Этторе Майорана



✸ Спуск к двум бочкам Марсалы



✸ Личная подпись Ричарда Феймана на стене рядом с остатками от древней фрески (византийской?). Он же нарисовал диаграмму Фейнмана



Collapse )

Эриче, мы и другие/ Часть 1

244 года тому назад отцы-основатели собрались в Филадельфии и подписали Декларацию независимости от Великобритании. Обычно это самый значительный праздник в стране. На лужайках появляются американские флаги, люди собираются у мангалов на шашлыки, вечером нескончаемые фейерверки. В этом году день Независимости прошел более чем скромно. Левые активисты де факто запретили американцам гордиться своим прошлым и своей страной. Но нас это не касается. Какие мы американцы?

-- Все равно надо отметить, сказала Рита.

— Но ведь в гости никто не придет, возразил я.

— А мы скромно, вдвоем.

И Рита поехала в Trader Joe’s, где мы всегда покупаем европейские вина, обычно целыми коробками.

— Не десерт я купила Марсалу, помнишь?



Если шампанское производят только в Шампани, то Марсалу только в одной деревушке на западе Сицилии. В Эриче, в Центре научной культуры который носит имя Этторе Майораны, во внутреннем дворике всегда стоят две бочки — одна с сухой Марсалой, а другая с десертной — каждый может подойти и выпить этой райской жидкости сколь душа желает. Бочки регулярно пополняются. К этим бочкам я еще вернусь.

Об Эриче я уже как-то писал, https://traveller2.livejournal.com/80965.html и https://traveller2.livejournal.com/463715.html , но в обоих случаях мимоходом. Марсала разбудила мою память — узенькие улочки, оставшиеся без изменения со средних веков, женщины в черном, запах цветов, вечерний бриз и густые туманы, набегающие как молочная пена — и я решил написать поподробнее, тем более что выдалась несколько свободных часов.

Согласно легенде, Эриче, сын Венеры и Нептуна, три с лишним тысячи лет назад основал небольшой городок на вершине скалы (750 метров над уровнем моря). Вот что написал в своем трактате за 500 лет до нашей эры Фукидид, основатель современной истории, в связи с Троянской войной (1183 до н.э.): “После падения Трои некоторые троянцы, сбежавшие из ахейского моря на запад, прибыли на Сицилию на лодке, и когда они обосновались у границы с сиканцами, их стали называть Элими а жили они в городах Сегеста и Эриче.”

✸ Подъезжаем к Эриче



Прибытие королевской семьи троянцев в Эриче и похороны Анхизы его сыном Энеем на побережье ниже Эриче воспето в стихах Гомером (~ 1000 г. до н.э.), Феокритом (~ 300 г. до н.э.), Полибием (~ 200 г. до н.э.) и Вергилием (~ 50 г. до н.э.). Город пережил Карфаген, которому сначала принадлежала Сицилия, расцвет и падение падение Римской империи. В то время население Эриче (и Сицилии в целом) состояло почти исключительно из греков. До сих пор в Эриче и близ него сохранились развалины римских сооружений. Но я не люблю посещать развалины. Когда я смотрю на разрушенные остатки великой культуры, я начинаю думать:

“Вот, раньше здесь кипела жизнь, в семьях рождались дети, мужчины делали вино и устраивали пиры, среди них попадались философы и поэты, люди заботились о своем городе, строили дороги и амфитеатры, торговали, жизнь кипела, а сейчас — сейчас только унылые никому ненужные камни уныло напоминают о былой славе… Почему же жизнь ушла отсюда?”

Но это уже другая тема, не для сегодняшнего разговора.

Collapse )

Роберто Печчеи и Гамбург

3 июня

Первого июня я получил печальную новость: умер Роберто Печчеи (Roberto Peccei). В моем поколении близкие друзья умирают не так уж и редко, но уход Роберто задел меня сильнее, чем в других случаях. Я попытался для себя разобраться почему и мне захотелось написать о Роберто хотя бы несколько строчек.

Начну с личных воспоминаний о нашем знакомстве. 1987 год. Уже дует ветер перестройки, но еще не сильно. Неожиданно меня вызывает к себе в кабинет наш тогдашний директор Иван Васильевич Чувило.

— Вы знаете, Михаил Аркадьевич, этим летом в Гамбурге в DESY состоится большая конференция!

Я молчу, мне-то какая разница.

— Мы решили отправить вас на эту конференцию, причем заранее, чтобы к докладу вы готовились на месте. Очень важно, чтобы доклад произвел впечатление, ведь у нас там большая группа экспериментаторов работает…

Фигурально говоря, у меня чуть не отвалилась челюсть. До этого я слышал только отказы и запреты. Один раз, в 1977 году, мне и ныне покойному коллеге из нашего теортдела Илье Цукерману даже не разрешили поучаствовать в нейтринной конференции в родной стране, что уж там говорить о западе.

Так я попал в Гамбург в первый раз. Когда я пришел в DESY, секретарша сказала мне:

— С вами хочет поговорить господин директор Вернер Зёргель (Werner Soergel).

Она же и проводила меня к Зёргелю. Меня встретил высокий сухощавый немец с седыми волосами и улыбкой, которая сразу располагала к себе.

— Добро пожаловать, доктор Шифман, я уже давно пытаюсь заполучить вас в нашем теоротделе.

Дальше состоялась короткая беседа, в которой Зёргель сообщил, что мой доклад будет такого-то и что хорошо бы сделать его обзорным, что жить я буду прямо на территории DESY, что заботиться обо мне будет Роберто Печчеи, глава теоротдела. Вам он понравится, я не сомневаюсь.



Я конечно знал Печчеи по его работам. Самая знаменитая его работа вышла в 1977 году в соавторстве с Хелен Квин — та самая, в которой они обнаружили скрытую симметрии носящюю теперь их имя. Симметрия Печчеи-Квин открыла дорогу теории аксиона, в развитии которой я участвовал в молодые годы.

Сказать, что Роберто мне понравился — ничего не сказать. Во-первых, он был очарователен. Как все итальянцы он говорил руками, легкий итальянский акцент в его английском звучал как лирическая мелодия, А улыбка… как он улыбался, как шутил, тонко, стильно и непринужденно. Я помню, что подумал:

— Вот мужчина, за которого женщины будут сражаться до последнего. Куда до него звездным мальчиком из Голливуда …

Целый день мы проговорили про аксионы, потом Роберто пригасил меня на ужин в в ресторан.
Надо сказать, что DESY находится в Альтоне, богатом пригороде Гамбурга. Рядом находится устье Эльбы, а вдоль набережной Бланкенезе дорогие дома перемежающиеся уютными ресторанчиками.

Роберто пришел с женой Джоселин, вскоре появился Зёргель, тоже с женой. Была еще как-то пара, но их имен я не помню. До того времени в таких ресторанах я еще не ужинал. Разговор вертелся вокруг науки, предстоящей конференции, о Маттиасе Русте, который незадолго до этого посадил свой “игрушечный” самолетик прямо на Красной площади у Василия Блаженного, вызвав переполох и панику среди советских генералов. Роберто рассказал о Римском клубе, президентом которого был его отец Аурелио Печчеи. Когда-то этот клуб не сходил со страниц советских газет, поскольку кажется в 1970х годах они предсказали человечеству в целом и западному обществу в частности крах из-за экологической катастрофы.



Аурелио Печчеи был богатым промышленником и филантропом. Во время войны он влился в итальянское сопротивление, был арестован немцами, бежал, и скрывался под фальшивыми документами до освобождения Италии. В 1949 году он отправился в Аргентину восстанавливать производство Фиатов в Латинской Америке. Семилетный Роберто окончил школу в Буенос-Айресе, а затем учился в США в Массачусетском технологическом институте.

Но вернусь к ужину в Бланкенезе. К десерту гости расслабились и стали рассказывать анекдоты. Среди прочего Зёргель сказал:

— В одной из бесед с Чувило я тонко намекнул ему, что для сотрудничества между нашим институтом и ИТЭФом было бы полезно, если бы доктор Шифман сделал доклад на нынешней конференции. У нас работает большая группа экспериментаторов из ИТЭФа. Чувило — умный человек. Он понял.

Эта фраза врезалась мне в память, потому что она объяснила всё.

К Чувило я относился с уважением. Во время войны он воевал на фронте, потерял правую руку, был неплохим экспериментатором, понимал физику и делал все что мог для института. Разве его можно сравнить с безграмотными директорами пришедшими в ИТЭФ в 21-ом веке?

И.В. Чувило и Лев Борисович Окунь.



Продолжение следует

Рукопись, которой не было. 12.

Рукопись, которой не было. 12.
(Предыдущий фрагмент см. https://traveller2.livejournal.com/518140.html )

Евгения Каннегисер — леди Пайерлс

Фрагмент третьей главы: Кембридж 1933

М. Шифман

Петр Капица с женой Анной (урожденная Крылова)




В начале апреля 1933 года мы покинули Рим и отправились в Англию. Как всегда, заехали в Берлин. Гитлер уже канцлер Германии. “Арийцы высшая раса” — уже официальный лозунг. Дахау уже открыт. Руди снова пытается уговорить родителей уехать из Германии, и снова безуспешно.

В Англии я еще никогда не была. Отличия от континентальной Европы, к которой я уже начала привыкать, поразили меня сразу же. Холодные спальни в пансионах, игрушечные железнодорожные вагоны, двери которых открываются только снаружи, дороги шириной в один автомобиль, движущийся слева, а не справа, бесконечные зеленые изгороди, фунты вместо килограммов и мили вместо километров. Традиция превыше всего.

О еде и говорить нечего. Плачевная еда без вкуса и запаха. Думаю, это связано с пуританской идеей, что еда — это нечто материальное, недостойное того, чтобы ею интересоваться. Хотя, если готовить самому из прекрасных продуктов, которые можно найти в магазинах, можно добиться любого результата. В Англии Руди полюбил стряпню, это стало его хобби на долгие годы. От меня он научился русской кухне. Вот уж я радовалась!

Одним из немногих теоретиков в Кембридже, который собственно и пригласил Руди, был Ральф Фаулер, который занимался в основном астрофизикой. В любой задаче его интересовала в основном математическая сторона. Как-то Руди заметил:

— Вряд ли я смогу сотрудничать с Фаулером, у меня совсем другие интересы. Впрочем, кое-что полезное я от него узнал. “Даже если вы считаете своего оппонента полным идиотом, а его работу грубо ошибочной, в вашей ответной статье вы не можете написать ‘полный идиот’. Вы должны дать это понять читателю иносказательно. Этот элемент нашей работы я бы назвал искусством.”

Разумеется, мы познакомились с Резерфордом. Иногда он устраивал приемы у себя дома. На них приглашались все его сотрудники с женами. Он любил рассказывать истории из своей жизни. Однажды он вспомнил, как король Георг V и королева Мария посетили Кембридж по случаю открытия новой библиотеки. Король задал библиотекарю какой-то глупый вопрос, но прежде чем тот успел ответить, королева кольнула его (короля) в бок кончиком зонтика и довольно громка сказала: “Георг! Не глупи!”

Collapse )

Рукопись, которой не было. 11.

Рукопись, которой не было. 11.
(Предыдущий фрагмент см. https://traveller2.livejournal.com/517721.html )

Евгения Каннегисер — леди Пайерлс

М. Шифман


Бульвар Риверсайд, Нью-Йорк



Я впервые в Америке

После больницы я была слишком слаба, чтобы хоть как-то помочь Руди, а ведь нам предстояло продать или раздать всю мебель, собрать одежду и книги, рассчитаться с хозяином квартиры и убрать ее. Всем этим занимался Руди. На борту “Анд” мне было трудно передвигаться, я все время сидела. К счастью, меня занимал Отто Фриш. Под впечатлением от победы Красной армии в Сталинграде он решил учить русский язык. Начал он еще в Ливерпуле, выучил алфавит и кое-что из грамматики, но с разговорной речью дело шло плохо. В общем, я стала его учительницей. Правда, в Америке нам пришлось расстаться на несколько месяцев: Фриш сразу ехал в Лос Аламос, а нам предстояло задержаться в Нью-Йорке.

В Ньюпорт-Ньюс, где мы сошли с парохода, нам нужно было пройти через паспортный контроль и таможню. Образовалась небольшая очередь, Фриш был прямо перед нами. Я уже писала о том, что и британский паспорт и американскую визу Фриш получил в экстренном порядке за день до отъезда. Инспектор Бюро иммиграции в Ньюпорт-Ньюс с большим изумлением рассматривал даты на его билете, на паспорте и на американской визе. На его вопросы Фриш отвечал с весьма сильным австрийским акцентом, который никак не изменился за те три года, что он провел в Англии. Это еще больше подогрело подозрения инспектора. Он пригласил начальника, тот еще одного, и они втроем какое-то время оживленно совещались. В конце концов Отто все-таки разрешили ступить на американскую землю. Мы проскочили без задержки. Дальше мы все вместе ехали на север на поезде. Пока мои мужчины разбирались с билетами я вышла на улицу. Передо мной открылся совершенно иной мир: лотки с фруктами (апельсины, груши, гранаты, еще что-то, и это в декабре!), все залито светом. Я автоматически отметила, что последний раз видела апельсин четыре года назад. До сих пор помню ощущение уюта, покоя и мира, которое снизошло на меня.

В Ричмонде Фриш пересел на поезд в Нью Мексико, а мы отправились в Вашингтон. В столице Руди должен был встретиться с генералом Лесли Гроувзом, руководившим Манхеттенским проектом. Руди хотел получить представление об общем положении дел и чем конкретно ему поручат заниматься. Поезд в Вашингтон был обшарпанным, трясучим и к тому же битком забитым полувоенным людом. Я нашла почти пустой вагон, в котором сидели два пожилых негра, но оказалось, что это был вагон для цветных. В то время на юге США еще царила сегрегация.

Collapse )

(no subject)

После недели, проведенной в Мюнхене, оживленного семинара в Мюнхенском университете и долгих обсуждений с Гией Двали, мы с Ритой прилетели в Израиль. Сегодня, в пятницу, здесь нерабочий день, у меня позади два доклада, к которым я готовился в самолете. Другого времени у меня на это не было.

Вечером после первого доклада в Иерусалиме я вернулся в отель совершенно измочаленным. Хотел сразу лечь спать. Но тут бипнул телефон, пришло послание от неизвестного мне человека с неизвестным адресом. Вот что в нем было написано:

“I am writing on behalf of all of us in the Physics Section of the National Academy of Sciences to warmly congratulate you on your election this morning to membership in NAS”. [Пишу вам от имени всех нас в Отделении физики Национальной академии наук чтобы сердечно поздравить вас: сегодня утром вы были избраны в Национальную академию наук.]



“Какой глупый розыгрыш,” — подумал я. После душа я открыл компьютер и увидел десятки поздравлений — на этот раз от знакомых мне людей, друзей и коллег. Пришло поздравление и от директора Института, от декана колледжа и от Президента университета Миннесоты. На следующий день получил поздравления от друзей и коллег из Москвы. Позвонили из пресс-офиса университета и попросили материалы для пресс-релиза.

Отвечал на поздравления два дня, причем в первый день их приходило больше, чем я успевал ответить.

“И зачем весь этот неожиданный шум и суета?” — подумал я. “Ведь разве я изменился за один день? Я остался точно таким же, каким был вчера, и год назад, и пять лет.” Подумав, я решил что все-таки хорошо иметь столько друзей 😀

Рита, Юля и Рафаэль.





This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/676164.html. Please comment there using OpenID.

Очень важное письмо

В 1932 году Рудольф Пайерлс, заканчивая свою "стажировку" в Риме, отчаянно искал работу по всему миру. Мы уже видели это по предыдущим письмам. И вдруг он получет от Ленца предложение ассистентской позиции в Институте Отто Штерна в университете Гамбурга! Всего несколько лет назад (до 1928 г.) эту позицию занимал великий Паули! Казалось бы, вот оно, счастье... Но за эти пять лет положение в Германии сильно изменилось, хотя многие это еще не осозанали. Гитлер еще не Рейхсканцлер Германии. До этого момета оставалось еще около полугода.

*** Письмо от Рудольфа Пайерса Жене, не датировано, предположительно вторая половина 1932 г. Письмо отправлено из Лугано, Швейцария, в Рим. Написано по-русски (файл 127)

Моя милая, я кажется немножко пьян, во всяком случае спать хочу как собака. Поэтому письмо будет короткое. Я пока довольно доволен результатами разговоров с родителями [которые, по-видимому, специально приехали из Германии в Лугано, чтобы поговорить с сыном].

Родители лучше настроены, чем нам казалось, и вообще в смысле тамошнего положения [т.е. в Германии] может быть мы немножко преувеличивали. Но отец очень со мной согласился, что надо от Гамбурга отказаться -- он говорит, что по его мнению 80% против Гамбурга, хотя он довольно скептически относился к моим заграничным возможностям... Я поэтому Ленцу написал, письмо, в котором отказался из "нефизических причин, которые письменно объяснить неудобно". Это все-таки лучше. Потом я еще напишу Штерну и немножко яснее намекну отчего я не еду.

Интересно, что Нина [жена брата Рудольфа Пайерлса] уже настолько напугана, что утверждает, что она не русская, а украинка. [Украина] -- не Россия!

Расказали подробно про немецкую Dichterakademie, и действительно, почти все немецкие писатели -- сволочи. [...]

Спокойной ночи, моя любимая бедная брошенная жена. Целую тебя ужасно крепко и очень тебя люблю. Руди

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/672880.html. Please comment there using OpenID.

(no subject)

Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/505132.html

9 февраля 1933. Женя — Рудольфу, Из Рима в Лейпциг (файл 99)

Руди, милый, сегодня утром получила и письмо и открытку […]

Что вчера было! Полный скандал! Сели мы ужинать, и с нами новый наш сосед — лет сорока или около этого — с лысиной, личность бледная и тощая. Он жил много лет в Париже, даже вырос там и хорошо говорит по-английски, но предложил мне “Pickwick Club” как последнюю новинку, во всяком случае очень удивился, что я читала. […]

Ну начались конечно обычные расспросы, как мне нравится Италия, Рим и вообще. Я говорю, что днем в хорошую погоду чудно, а вечером просто смерть моя возьми меня, и что здесь не так весело как в Париже, и народ смирный. Потом говорю, все мнe здесь нравится, но почему, говорю, у вас такие [ужасные] газеты. Не могли найти более талантливых журналистов? Отчего, говорю, у вас такой тон слащавый, стиль, говорю, такой суровый, архитектура и все, а газеты просто леденец для старых дев. Он стал мне объяснять, что так и так, и то построено и это сделано, а пресса государственная! Я говорю, знаю и понимаю, почему вместо [неразборчиво] у вас на первых страницах слезливое танго.

Тут вбежала из кухни хозяйка и подняла крик во весь свой диапазон, что как мы (и тебя тут припомнили) смеем ругать Италию, лучшую страну мира, и что все в ней самое лучшее, и газеты, и литература, и климат, и комфорт […] Я была как лед, сказала, что не привыкла к таким [неразборчиво] разговорам, и ушла спать. Так мне было жалко, что тебя не было, и не с кем было разговаривать…

Приписка: Рудичка, уже шесть часов и я на вокзале. За это время: 1) Пришло письмо Тернера, из которого я ни слова не поняла, но кажется там была одна философия; 2) хозяйка дошла до такой степени, что сварила мне не воду с макаронами (сегодня у всех макароны), а суп с рисом, картошкой и артишоками, но я еще не продалась за чечевичную похлебку; 3) в институте корректура второй части, но без рисунков, и я их не посылаю. Ludovico был смертельно, кажется, обижен, что не знал о твоем отъезде.

Целую тебя, целую, много много много раз. Женя






This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/671267.html. Please comment there using OpenID.

(no subject)

Продолжение. Начало см. https://traveller2.livejournal.com/504819.html

11 февраля 1932. Рудольф — Жене. (файл 119)

Здравствуй, милая!

[…] Я с Капицей тоже сильно кокетничал с тем успехом, что он предложил мне написать книгу в Cambridge Press, о чем я хочу. Это очень лестная возможность, потому что они хорошо платят. Блох мне сказал, что голландская стипендия 250 гульденов/мес., т.е. 500 шв. франков. [около $8300 in 2017 USD]. Он советует больше Утрехт, но я предпочитаю быть минимум год в Лейдене, если выйдет.

Я еще немножко расстроен из-за Гейзенберга, хотя и признаю, что не имею никаких оснований ни обидется, ни считать унижением — так берет другого! Но это фактически первый раз в физике, что я чего-нибудь определенно хочу, а не выходит. Объективно, это конечно не так жалко, потому что например Блох сам не знает вернется ли он после [неразборчиво] в эту страну [Германию].

Да Фаулер в Америке, не удивительно, что он не отвечает но мое письмо. […]

*Более поздняя приписка:

Сижу на докладе Бете и только что говорил с Эренфестом, который мне сказал, что ему вчера так понравилось, как я говорил, что теперь меня уже не боится. Сможет ли он достать мне стипендию, сейчас не может сказать, потому что Фоккер заграницей, но он попробует. Дать стипендию больше чем на полгода нельзя. Но вообще я доволен этим разговором и вчера не зря кокетничал. Сейчас сижу в неприятном состоянии, потому что лопнула пуговица и падают, извиняюсь, штаны. Не знаю, когда я успею исправить эту ошибку.

Только что со мной Штерн сам заговорил о месте в Гамбурге, он правда не может это решить, потому что это дело Ленца, но хотел только рассказать тому, свободен ли я, потому что пока они не думали о мне, так как не считали возможным, что я приеду.

Ленц спешно ищет, так что есть и такая возможность, что мы уже летом едем в Гамбург, что, правда, в смысле средств жалко… Штерн, кажется, очень хочет, чтобы я приехал.

Еду в Берлин. До свидания, целую, целую, целую. Руди

This entry was originally posted at https://traveller2.dreamwidth.org/670882.html. Please comment there using OpenID.