Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Познакомтесь, Мишель Уельбек (Michel Houellebecq)

(


Несколько слов об этом писателе. Родился в 1956 на французском острове La Réunion в Индийском океане к востоку от Мадагаскара. Его матерью была Lucie Ceccaldi, французский врач корсиканского происхождения родившаяся в Алжире. Отец — Рене Томас, инструктор по горным лыжам. Оба родителя были хиппарями и быстро (в возрасте 5 месяцев) сплавили сына к бабушке по материнской линии, которая жила в Алжире. Там он пробыл до 1961 года.

В возрасте шести лет алжирская бабушка отправила внука во Францию, к другой бабушке, пламенной коммунистке. Его мать продолжила жизнь хиппи в Бразилии с новым (недавно встреченным) бойфрендом. Девичья фамилия его бабушки по отцовской линии была Уэльбек. Позднее он выбрал ее в качестве псевдонимома. В 1975 году Мишель Уельбек начал учиться на агронома, но бросил и стал писателем. Его первый роман вышел в 1994 году. После публикации романа “Платформа” в 2001 году некоторые (не буду уточнять какие) организации во Франции подали на него в суд за разжигание расовой ненависти. Хотя Мишель Уельбек и не был осужден, после суда он почел за лучшее
эмигрировать в Ирландию, где прожил несколько лет, продолжая писать и издаваться. Всемирную известность ему принес роман La Carte et le Territoire (2010), за который он получил Гонкуровскую премию, и последовавший вскоре роман Submission (2015). Название можно перевести на русский как “Подчинение”.



Главный герой романа — профессор средних лет который читает лекции в “Новой Сорбонне”. Его область — литература, точнее поэт-декадент 19 века J. K. Huysmans. Он спит со своими ученицами, особенно страстно с одной израильтянкой, готовит себе обеды в микроволновке, а в перерыве между подготовкой к лекциям и обедами заглядывает на YouPorn.

Читать роман довольно трудно: он насыщен тонкостями интеллектуальной и сексуальной жизни французских профессоров-гуманитариев. Я бы даже сказал, пресыщен.

Но есть в нем и завлекательная линия, хотя и мрачная. На (совершенно честных) выборах 2022 года во Франции наибольшее число голосов набирают следующие партии: братья мусульмане (35%); социалисты (30%); и “правые” (30%). Единственная возможность остановить братьев мусульман — блок социалистов с правыми. Но придерживаясь своей неимоверно высокой моральной позиции, социалисты предпочли сблокироваться с братьями мусульманами, с которыми они и формируют правительство в качестве младших партнеров. Да здравствуют социалисты!

Дальнейшее в принципе каждый может себе представить сам. Проверьте свое воображение. Должен сказать, что фантазия автора чрезвычайно богата, и эту часть читать завлекательно.

Чтобы не портить ваше впечатление, скажу только, что главного героя изгоняют из Сорбонны, как непринявшего ислам. Зато те профессора, которые согласились принять ислам, получили большую добавку к зарплате и им было разрешено взять до четырех жен в возрасте от 14 до 16-17 лет.

Загадочный френд



Не помню когда и как у меня на Фейсбуке появился френд. В профиле у нее заполнено всего несколько строчек: имя — Ishtar, возраст — 6 тысяч лет или чуть больше, место жительства — бомж, образование — божественное… Свои посты она не пишет, лишь изредка комментирует то, что появляется у мена на ленте.

Обычно ее комментарии весьма лапидарны. Под комментом одного из моих друзей о падении Византии в 1453 г. она написала: “Вранье. У византийцев угас интерес к сексу, а у турок-оттоман ого - го. Пенис стоял с утра до вечера. Трахали все, что движется. Разумеется, византийцы проиграли.”

Под комментарием о Рождестве: “Знала я Иосифа и всю его семью. У него от сексуальной неудовлетворенности галлюцинации шли почти ежедневно.”

Про Гитлера: “Эх, слишком поздно я узнала, что он был импотентом. Кто же дает власть импотентам? Чистое самоубийство… Не успела.”

Про войну на востоке Украине: “Совсем мужики с ума сошли от беспробудного пьянства. Вместо того, чтобы с бабами спать, в войну играются… Впрочем, какие там бабы, бочки.”

Под постом о реформации в Европе: “Оно и понятно. Что за религия, в которой поводыри
вынуждены без секса обходиться. Говорят католики, а я считаю извращенцы. Говорила я Павлу, что безбрачие — это чистое изуверство. Не послушал. Все они такие. А в исламе? Для них, что женщина, что овца — все едино. Лет 100-200, и из этих никого не останется.”

О физике и физиках: “Знаю, знаю, лучшие физики самые нежные и сексуальные.”

Хотел бы в единое слово я слить свою грусть и печаль…

Steven Weinberg (род. в 1933 г. в Нью-Йорке, в семье иммигрантов из Вост. Европы; учился в знаменитой школе Бронкса, вместе с Шелдоном Глэшоу. Корнель, Принстон, Гарвард, MIT, университет Калифорнии в Беркли, университет Техаса в Остине)



Для моих коллег-физиков нет необходимости представлять Стивена Вайнберга. Для не-физиков, я должен пояснить, что Стивен Вайнберг был одним из трех создателей современной теории нашего мира, так называемой модели Глэшоу-Вайнберга-Салама (Нобелевская премия по физике 1979 г.). Позднее Вайнберг пожалуй первый задумался об “антропном принципе”. Внес большой вклад в современную космологию. По его учебникам учатся десятки тысяч студентов, а его научно-популярные книги (например, “Первые три минуты”, о начале нашего мира) издаются неслыханными тиражами. Стивен Вайнберг известен как неутомимый борец с религиозным обскурантизмом.

Поскольку Стивен Вайнберг — медийная персона, его часто приглашают на престижные мероприятия по всему миру. Он последовательно отклоняет все приглашения в Великобританию, потому что так называемые “британские ученые” первыми стали бойкотировать израильские академические институты и пытаются убедить других последовать по их следам. Позиция Вайнберга представлена в короткой статье, опубликованной им в 2001 году в своей книге “Facing up”. Насколько я знаю, эта статья на русский раньше не переводилась; она весьма сложна для перевода. Я коряво перевел большой фрагмент из этой статьи. Пожалуйста, не судите меня строго, у меня был всего час времени. Вот этот фрагмент:


✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷✷


Первый сионистский конгресс состоялся в Базеле в 1897 году, под руководством
Теодора Герцля. Хотя еврейская община в Палестине никогда не исчезала полностью, именно этот конгресс, как правило, считается началом возрождения Израиля, родины их предков. В 1997 году Мартин Перец, главный редактор журнала “Новая Республика”, решил отметить сотую годовщину Первого сионистского конгресса специальным сдвоенным выпуском журнала. Перец, возможно, знал, что меня беспокоит будущее Израиля: когда-то я обратился к нему за помощью в сборе средств на Иерусалимскую Зимнюю школу теоретической физики, которую я основал в 1983 году. То ли по этой причине то ли по другой, я был одним из шестнадцати человек которых пригласили написать статью для юбилейного выпуска.

В своей статьяе я сосредоточился на неожиданном (для меня) активном неприятии сионизма
со стороны западной либеральной интеллигенции. Конечно сионизм и Израиль имеют и более опасных врагов: арабские режимы, мусульманские фанатики, и обычные старомодные антисемиты. Я все же решил написать о западной либеральной интеллигенции, потому что я и сам — либеральный интеллигент и мне особенно больно видеть, что некоторые из моих коллег, западных либералов, столь враждебны к стране, которой я восхищаюсь.

[...]

Я пишу о сионизме как человек не имеющий никакого интереса в иудаизме (как впрочем и любой другой религии), но весьма заинтересованный в том, чтобы евреи, как этническая общность, сохранились бы в веках. У сионистов всегда были два мотива возвращения к Сиону: обязанность евреев, вытекающая из их религии, и открытая возможность для тех евреев, которые просто хотели бы жить в в своей собственной стране. Как нерелигиозный американский еврей, я не чувствую, что мой долг состоит в том, чтобы стать израильтянином. [...]
Но я очень надеюсь, что земля Израиля будет по-прежнему оставаться прибежищем для евреев в опасности или подвергающихся угнетению, в какой бы стране они ни проживали, как это было всегда начиная с 1948 г. Такое убежище было необходимо в ХХ веке гораздо больше чем можно было бы ожидать в 1897 году, но из-за арабской и британский оппозиции оно трагически не состоялось в момент наибольшей востребованности, в 1930-х и 40-х годах. Сионизм сегодня означает, что такая ситуация не повторится: Израиль будет открыт для своих детей в следующий раз, когда это понадобится.

Сионизм также представляет внедрение — путем покупки земель и заселения, а не завоевания, по крайней мере до тех пор, пока арабские нападения не потребовали военных действий - демократической, научно продвинутой, светской культуры в той части мира которая на протяжении веков была деспотичной, технически отсталой, и фанатично одержимой религией. Для меня именно это обстоятельство — по существу западный характер сионизма — делает его привлекательным и выводит далеко за рамки его оборонительной роли. Если бы религиозные зелоты смогли бы превратить Израиль в теократию, идеалы сионизма были бы преданы, но я не могу поверить, что это произойдет.

Отчасти именно западный характер сионизма делает его столь ненавистным не только для мусульман но и для многих других, в частности для западной интеллигенции, которая по тем или иным причинам считает удобным встать в ряды прoтивников современной западной цивилизации. Нападая на сионизм, очень удобно выразить солидарность с более бедными антизападными обществами, без всяких усилий или жертв со своей стороны. Западная интеллигенция палец о палец не ударит, чтобы помочь более бедным народам по существу.
Таким образом, антисионизм играет роль колеи для мультикультурализма.

Конечно, это не вся история. Антисионизм также служит прикрытием для глубоко скрываемого антисемитизма, потворствует мусульманским аггрессивным настроениям и, таким образом, поддерживает доступ к ближневосточной нефти. Из этого клубка мотиваций вырос истерический антисионизм последнего десятилетия сталинизма; смехотворная резолюция Международного женского конгресса в Мехико в 1975 г. утверждающая, что сионизм угнетает женщин; печально известная разолюция Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций приравнивающая сионизм к расизму, и т.д. Международные СМИ неуклонно продолжают одностороннее освещение конфликта между Израилем и палестинцами, формируя предвзятое общественное мнение.

Как либерал я особенно сожалею по поводу так наз. “беспристрастности” со стороны многих коллег-либералов, беспристрастности не видящей морального различия между усилиями Израиля сохранить свое существоствование на небольшой части бывшего британского мандата Палестины и бесконечными нападениями тех, кто желает Израиль уничтожить. Они, эти “беспристрастные” интеллигенты, считают что нет морального различия между стротельством в Иерусалиме и расстрелом школьных автобусов. Нужно ли мне говорить о том, что на самом деле есть огромная моральная разница между демократическим, светским Израилем, созданным сионистами, чья долговременная цель — чтобы его просто оставили в покое — и его врагами, окружающими его со всех сторон? Эта разница должна заставить западную интеллигенцию вновь посмотреть на сионизм как на естественную часть либеральной идеи, как это было 100 лет назад.

PS. С.В. пишет “liberal westerners” или “liberal western intellectuals”, что я перевел
как либеральная западная интеллигенция. Пусть профессиональне переводчики меня поправят.

Collapse )

Richard Phillips Feynman. Продолжение

Начало: http://traveller2.livejournal.com/456249.html

Ричард Фейнман был включен в комиссию Роджерса, выяснявшую причину аварии Челленджера. На снимке ниже он рассказывает о причине катастрофы. Оказалось, всё дело в резиновых уплотнительных кольцах (совсем не хайтек!) на топливном баке, которые теряют эластичность при низкой температуре (необычно холодная погода во Флориде во время запуска), что вызвало разуплотнение. Фейнман убедил всех в своей правоте, проведя эксперимент — в прямом эфире — с уплотнительным кольцом и стаканом холодной воды. Во время работы комиссии Фейнман разругался и с Роджерсом и с руководителями НАСА, но настоял на том, чтобы его личный весьма критический отчет был включен в официальное заключение комиссии, переданное президенту Рейгану (приложение F). В Это время (в 1986 г.) он уже был смертельно болен.




В 2007 меня пригласили с семинаром в Принстонский университет. Я приехал утром, а семинар как обычно после обеда. Чтобы скоротать время, пошел вдоль коридора, заглядывая в офисы своих друзей. Офис Саши Полякова как обычно пустовал. Зато Игорь Клебанов был на месте. Мы поболтали о физике, о жизни, и тут мое внимание привлекла картина, висевшая над его письменным столом.

— Это кто? спросил я.

— Эта картина Фейнмана. Он подарил ее Сэму Трейману, занимавшему этот офис до меня. Потом, после смерти Сэма, этот офис перешел ко мне по наследству…

Так я впервые познакомился с живописными работами Ричарда Фейнама. То, что в начале 1960х Фейнман
стал делать наброски, в основном обнаженной натуры, я знал давно. В книге “Surely you are joking, Mr. Feynman” есть глава, которая называется “Это искусство?”, где как раз об этом и идет речь. Но ни одной его работы мне не попадалось, несмотря на то, что я их искал.

Недавно я полез в поисках одной книжки в электронный каталог нашей университетской библиотеки.
И вдруг смотрю — никогда невиданный мною Feynman. “Не может такого быть,” - подумал я.

Оказалось, что эта книга-альбом, составленная и опубликованная Мишель Фейнман, дочерью великого физика, через 7 лет после его смерти (в 1995 году). Уверен, что почти никто о ней и не слышал. Книга “The art of Richard P. Feynman: Images by a curious character” вышла в швейцароком издательстве G+B Science Publishers очень маленьким тиражом, практически раритет. Сейчас нa Амазоне она стоит $1200. Через несколько лет после смерти Фейнмана Мишель зашла к нему в офис и обнаружила около сотни блокнотов плотной бумаги, заполненных его набросками и рисунками. Часть из них она опубликовала. Несколько я привел в предыдущем постинге. Сейчас я покажу другие, вперемежку с цитатами из книги Мишель Фейнман.

From 9/20/2015/FEYNMAN_Sketch


Albert Hibbs:

“В начале 1960х Дик и я были на конференции в Амстердаме. Однажды после обеда мы пошли в Rijksmuseum. Этот музей обладает богатой коллекцией Ван Гога. (Это было еще до того как открылся специальный музей Ван Гога.)Сначала мы вместе бродили по залам, потом Дик оторвался от меня,
чтобы еще раз взглянуть на картину. Он возвращался к ней три или четыре раза. Один раз я последовал за ним. Эта картина была одной из целой серии крестьянок. Свет на лицо крестьянки лился из окна за ней, ее белый чепчик мерцал, а лицо было частично затенено, лишь намечено несколькими сильными штрихами.

— Я знаю ее, сказал Фейнман. Я знаю эту женщину. У нее шизофрения. Однажды я был знаком с такой девушкой. Я знаю этот взгляд.

Я видел только хорошую картину. Он видел больше.

Как-то я вошел с залитой полуденным солнечным светом улицы в Пасадине в ресторанный сумрак. Ресторан Жианонни. Через минуту, когда мои зрачки расширились я увидел Дика сидящего за столом в другом конце комнаты. Нас разделял огромный круглый то-ли стол, то-ли эстрада. В принципе за этим столом-эстрадой можно было поесть. При этом вы должны были быть готовы чуть ниже вашего носа увидеть туфли танцовщицы на высоких каблуках, чуть выше — красивые ножки, ну а еще выше, в метре от вашего гамбургера с французской картошкой, обнаженную грудь. Танцовщица скользила по кругу.

На расстоянии пары метров от стола-эстрады сидел Дик и делал наброски в своем блокноте. Я к нему присоединился. Мы сказали друг другу ‘привет’ и он снова погрузился в работу. В его блокноте я увидел почти завершенный рисунок полуобнаженной модели. Потом Дик заказал себе ланч и мы поговорили о том о сем. Я бывал в этом ресторане наверное раз в месяц. Было видно, что Дик был частым гостем.”


From 9/20/2015/FEYNMAN_Sketch


Collapse )

Окончание следует

(no subject)

В Америке принято каждый день быть в свежей рубашке. Поэтому рубашек у меня много, разных цветов и оттенков. Сносить их я физически не в состоянии. Поэтому я сказал Рите:

“Пожалуйста, не покупай мне новых рубашек года два-три, ОК?”

Вчера я заглянул в шкаф и увидел две новых рубашки в голубую клетку. “Риточка, а откуда эти рубашки?”

“Вон, видишь красную рубашку? Она потерлась о желтую, забеременела, и у нее родилась двойня. Разве ты не знаешь, что без секса крепкая семья невозможна?”

******



Когда-то, будучи еще в Москве, в конце 1980х, я размышлял на тему отчего ведутся войны. Я пришел к выводу, что войны за передел территорий закончились на Второй мировой. Действительно, продположим, что на какой-то территории есть полезный ресурс: медь, зерно, нефть и т.п. Гораздо легче закупить их на рынке, чем отвоевывать землю, нести ответственность за местных жителей по современным стандартам, лечить их, учить, кормить, строить инфраструктуру. Это и дешевле и доставляет *несравненно* меньше головной боли. “Войны в конце 20-го века, и в 21-ом веке, будут начинаться только по идеологическим соображениям типа моя религия правильнее твоей, поэтому либо ты примешь мою добровольно, либо я тебя заставлю” - подумал я.

Кстати, самая курьезная война такого типа случилась в седьмом веке н.э. в Ирландии, по поводу дня начала Пасхи. В 325 году Никейский собор постановил, что Пасха должна отмечаться в первое воскресенье следующее за полнолунием после весеннего равноденствия. Празднование Пасхи в “неправильный” день должно было караться смертной казнью. К сожалению, точная дата весеннего равноденствия зависит от географического положения на Земле (в пределах плюс-минус один день). Равноденствие - это момент, когда солнце пересекает звездный экватор. Т.е. это момент, когда прямая, соединяющая Землю и Солнце становится перпендикулярной к оси Земли. Этот момент зависит от долготы наблюдателя. Поэтому иногда наступление Пасхи в Ирландии отличалось на день от наступления Пасхи в Риме. По этой причине римские миссионеры вступили в беспощадную войну с ирландскими монахами, как я уже написал, в седьмом веке. Ставка была высока: победитель получал контроль над английской церковью.

Позднее это ужасное безобразие было исправлено христианской церковью волевым образом, но это уже другая история.

Так вот, возвращаясь к началу. Прошло несколько лет, и я понял что был неправ. Ирак оккупировал Кувейт и объявил его своей провинцией. Уж не буду говорить о совсем недавних событиях в восточной Европе. Оказывается, есть еще одна причина, по которой война за передел территорий может начаться в наше время. Если внутри страны Х возникают серьезные внутренние трудности, правитель Х может напасть на соседнюю страну Y и аннексировать кусочек для того, чтобы отвлечь свое население от проблем в стране Х, которые правителю Х не удается решить. Так сказать, сплотить население Х под своим знаменем. Я слышал, что Мадуро в Венесуэле, где экономическое положение стало катастрофическим, сейчас рассматривает такой вариант по отношению к одному из соседей. Может быть, kitty_sanders знает…

(no subject)

Сегодня я был в ЦЕРНе и познакомился с замечательным человеком, Уго Амальди, сыном Эдуардо Амальди, который в 1952-54 гг. был первым генеральным директором ЦЕРНа.

Слева от Уго Амальди (ему исполнилось 80!) на столе стоит портрет его отца Эдуардо Амальди.



В 1930х годах Эдуардо Амальди был учеником Ферми. У них в доме бывали "былинные титаны" физики: Ферми, Бете, Вайскопф, Оппенгеймер и многие другие. Да и сам Уго - очень небанальный человек. Хорошо бы, если бы нынешние молодые люди "делали жизнь" с него...

Разговор зашел о Бруно Понтекорво. Эдуардо Амальди был его близким другом в Риме, когда оба они работали в группе Ферми. В последние годы жизни Понтекорво Уго Амальди с ним много общался. Он дал мне вот эту фотографию:



1978 год. Первый визит Понтекорво на запад после 25-летнего перерыва. Справа и слева от Понтекорво его "помощники", офицеры КГБ. На протяжении всего времени, которое Бруно Максимович провел в 1978 году в Италии, более чем на полметра они от него не отставали... Это к замечанию "исторички".

Уго сказал мне, что в 1990 году он спросил у Понтекорво, что он думает о своем решении покинуть западный мир и сбежать в СССР (в 1950 г.). Бруно ответил:

"Коммунизм для меня был как религия. Глубоко религиозные люди верят ничего не замечая вокруг. Сейчас я с религией покончил."

Милосердие и Privacy

Николя Ролен и его жена.

From July2014-Beaune


From July2014-Beaune


Когда-то Александр Сергеевич извинялся перед читателями Евгения Онегина, что он не знает как перевести на русский vulgar. С тех слово вульгарный прочно вошло в обиход, а вот, что касается рrivacy - нет такого понятия и нет внятного перевода. Насколько я знаю, слово "приватность" в русский язык еще не вошло.

Почему я об этом вспомнил?

Внутренний двор.

From July2014-Beaune


В 1443 году Николя Ролен, канцлер бургундского герцога, и его жена Гигона, учредили в бургундском городе Бон (Beaune) госпиталь (или Hȏtel-Dieu, Божий дом, как он тогда назывался) для бесплатного лечения больных бедняков. Они построили несколько основательных зданий, наняли врачей и пригласили сестер милосердия из близлежащего аббатства. Вскоре слава о чудесной больнице разнеслать по округе, в нее стали приезжать обеспеченные пациенты, которые предлагали заплатить за лечение. Николя Ролену пришлось построить еще один корпус. Если в бесплатном корпусе в каждый момент времени было 28 пациентов, то платный корпус получился намного больше.

Collapse )

Всем моим милым френдам - хорошей записи в Книге Судеб!



Вчера начался Йом Киппур, Судный день. Вечером я и Рита поехали в синагогу на службу Kol Nidrei. Внимательно изучив список грехов, за которые я должен был бы просить прощения, понял что в истекшем году не совершил ни одного, и испрашивать прощения могу лишь для других. Но тех, которые очень нуждаются в прощении, на земле и у меня в голове столько, что никого конкретно выбрать не смог.

Так что я отвлекся и стал смотреть на соседей. Моими непосредственными соседями были Стив и Хильда Газиоровичи. Они - те немногие из "переживших", кто еще с нами.

Когда-то, когда мы только приехали в Миннеаполис, они возились с нами, как с малыми детьми. Учили нас, несмышленышей, всему, что знали сами. Теперь пришла наша очередь. Рита заранее поехала к ним домой, чтобы привезти их в синагогу. Оба они ходят с трудом.

О Стиве и его поразительных злоключениях я подробно писал вот тут http://traveller2.livejournal.com/318258.html , а мимоходом еще и тут: http://traveller2.livejournal.com/342546.html?thread=4295954 ,
http://traveller2.livejournal.com/359337.html . Им уже за 85, здоровье неважное… Я смотрел на них исподтишка. Они сидели взявшись за руки все 2 часа. Это было невероятно трогательно.

Подняв глаза вверх, на втором этаже я увидел Любу, Алину и Милу и еще пару знакомых. Люба махала нам рукой. Она была с бойфрендом, который вообще-то не еврей, но из-за безмерной любви к Любе готов быть кем угодно, только бы не оставаться дома одному…



Адам и Ева. Художница Зоя Яр. А картина вверху называется "Святая земля".

Возвращаясь к отцу

"Мне на плечи кидается век-волкодав…"

http://traveller2.livejournal.com/222088.html
http://traveller2.livejournal.com/222251.html
http://traveller2.livejournal.com/222598.html
http://traveller2.livejournal.com/250355.html?thread=5968883

From Tahiti-2014_Sept.25


Что за век достался ему… Много ли мужчин 1922 года рождения, прошедших войну, осталось в живых…

Папа всегда говорил мне: "Все, что ни делаешь, старайся сделать как можно лучше. Плохо само получится."

А как он гордился тем, что выучил английский в 73 года! По сути, его настоящий характер - веселый и открытый - я узнал только лет 15 назад, после его переезда в Санта Монику. Каждый шабат папа и мама ходили в университетскую синагогу, на ужин, и садились за стол вместе со студентами, приехавшими в UCLA со всех концов земли. Мама английский так и не освоила, а папа без умолку болтал со студентами, расспрашивая их о краях, откуда они приехали, о семьях, о планах на будущее, - да обо всем на свете. Все ему было интересно.

В один прекрасный день старый раввин исчез, а вместо него появился новый. Он сказал, что пожилые люди должны сидеть только за столом для пожилых, а студенты за столом для молодежи. Папа сказал: "Ноги моей в этой синагоге больше не будет. О чем мне говорить со стариками!" До последнего часа он чувствовал себя молодым.

"Моя вторая жизнь только начинается… Я хочу узнать все, чего не мог знать раньше."

From Tahiti-2014_Sept.25


Проект памятника © Александр Тылевич

Свет давно погасших звезд



Многие звезды, которые видны на этой фотографии, давно умерли. Световой луч от них до нас идет иногда сотни, иногда тысячи, иногда миллионы лет. Мы видим их живыми, и долго еще свет от них будет падать на наших потомков, а их уже нет: выгорели дотла, были проглочены черными дырами… да мало ли как заканчивают свою жизнь звезды.



Вот браха, благословенная молитва не знаю о чем. Ее нарисовал русско-еврейский художник Элиазар, который жил в Марокко, http://rosener-tagerin.livejournal.com. Как он туда попал и что с ним сталось - я не знаю. Этот файл он прислал мне в подарок 2 года назад. Его блог в ЖЖ существует, но последняя запись была 16 декабря 2012 года. Пару раз я посылал ему письма, но ответа не получил.

Интересно, сто лет спустя, кто из ныне живущих будет упомянут в учебнике истории или, хотя бы, помянут добрым словом в самой захудалой энциклопедии…

PS. 13-мегабайтный файл брахи см в https://dl.dropboxusercontent.com/u/45254488/Braha2.jpg