Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Письмо из Берна

Продолжая разбирать свои бумаги перед переездом, я наткнулся на свое старое письмо. Оно не датировано, но я как сейчас помню, что писал его в августе 1990г в Берне, и отправил Карену Аветовичу Тер-Мартиросяну, к сожалению ныне покойному. О нем я уже дважды писал:
http://traveller2.livejournal.com/255611.html
http://traveller2.livejournal.com/370434.html

Письмо бесконечно устарело, написано черезчур эмоционально (в таком я был тогда состоянии),
и вряд ли будет интересно кому-либо кроме меня (в будущем). Привожу его с мелкими сокращениями и исправленными опечатками.

Дорогой Карен Аветович!

Обычно письма начинаются со слова "здравствуйте", а я хочу сказать вам "до свидания". После долгих раздумий и колебаний я принял решение отложить свое возвращение в ИТЭФ на неопределенное время. Это решение далось непросто прежде всего потому, что на протяжении десятилетия ИТЭФ был для меня, так же как и для многих других, небольшим островком относительно свободным от безумия окружающей жизни. Здесь сформировались мои научные взгляды и интересы, здесь я научился всему тому, что знаю сейчас. Большое спасибо Борису Лазаревичу, вам и Льву Борисовичу. Без вашей помощи и поддержки, скорее всего, я просто не выжил бы.

В последнее время, однако, даже в нашем замечательном (и, как я сейчас понимаю, уникальном) теоротделе стало чувствоваться, что атмосфера накаляется. Я стал ловить себя на мысли, что размышления о физике -- мое любимое занятие на протяжении многих лет — уже не доставляeт мне такой радости как прежде. Только здесь, в тихой идиллической Швейцарии, я понял, что безмерно устал. Устал от коммунистов, от окружающей бесконечной лжи, всеобщего хамства, устал втягивать голову в плечи, устал от тупых рыл начальников, которые абсолютно уверены, что могут решать за нас все, а мы для них даже не рабы - пыль под ногами. Вы наверное помните скандал, предшествовавший моему отъезду: ЦК КПСС решал, где я могу, а где не могу учить свою дочь. Пожалуй, это было последней каплей. Два месяца я не мог прийти в себя.

Я прикинул, что из 25 лет "взрослого" существования они, украли у меня половину. Самое главное, они украли у меня радость жизни. 25 лет я долбил стену головой. Стена и сейчас на месте, а голова вся изранена. Я не хочу чтобы мои дети прошли тот же путь. Не приведи им бог слышать в толпе "жидовская морда". И ту же фразу, не высказанную прямо, но повисшую в воздухе в начальственном кабинете.

Я знаю, что нам будет нелегко. Ведь все мы — и жена и дети мои, и я — воспитаны как русские интеллигенты. Мы выросли в классической русской культуре. Среда русской интеллигенции - это наш питательный субстрат, а те взаимоотношения, которые приняты в этой среде для нас - эталон человеческих взаимоотношений. Всего этого не будет. Но что делать... Ведь это не вина наша, а беда, что в своей собственной стране мы чужаки, и будем оставаться таковыми до скончания века. Так уж лучше быть чужаком там, где не надо каждый день доказывать, что ты не верблюд...

В общем, я принял решение, и сейчас уже не жалею об этом.
Что бы ни предстояло впереди мне и моим детям, судьба наша будет зависеть только от нас самих, а не от безумцев из ЦК КПСС. Не от начальничков, все достоинство которых - красная книжечка в кармане. Мне жалко только молодых людей, которые возможно придут в ИТЭФ чтобы научиться теоретической физике. ИТЭФ пустеет. Ведь не Радченко же с Коптеловым — главные наши хозяева жизни -- будут делать там физику.

Дорогой Карен Аветович, пожалуйста, не подумайте, что я оправдываюсь. Хотя должен сказать, что мое нервное и физическое состояние таково, что я просто не смог бы войти в(новую!) проходную ИТЭФ, где за 20 лет работы я не заслужил даже права прохода с портфелем. Не смог бы заполнить акт экспертизы. Я не смог бы напечатать вручную 6 экземпляров по-русски и 6 по-английски, только затем, чтобы разослать эти проклятые экземпляры на разрешение в ВААП, Главлит, комитет, к черту. Не смог бы заполнить 103-ю форму. Сейчас уже не смог бы... За этот год я отвык от бесконечного театра абсурда.
Будем надеяться на лучшее. Я желаю хорошим людям в ИТЭФе и вокруг всего самого хорошего.

Алманзора: позорная страница английской истории



На фотографии вы видите макет океанского лайнера, который назывался Almanzora. Вообще-то Almanzora - это небольшая провинция в Испании. В период между двух войн лайнер "Алманзора" курсировал между Англией и Южной Америкой.

При чем же тут позорная страница английской истории?

Секретное соглашение в Ялте Между Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем обязывало англичан и американцев отправлять в Советский Союз заключенных в их лагерях и находящихся в их зонах оккупации военнопленных и гражданских лиц, которые признавались, что они советские граждане. Среди них были и те, кто воевал на стороне Гитлера, и жители Украины и Белоруссии угнанные на работы в Германию, советские военнопленные, и даже те, кто бежал из России от большевиков и гражданской войны в 1917-22 гг. Последние зачастую не имели советского гражданства.

Собственно на территории Англии лиц подпадавших под секретное соглашение было несколько тысяч. В десятки, если не в сотни раз больше - в лагерях для перемещенных лиц в английской зоне оккупации Германии и Австрии. Многие из них, опасаясь за свою жизнь, не хотели возвращаться в СССР. Но их обманули.

В апреле 1945 г., еще до завершение войны, лайнер "Алманзора" вышел из английского порта и взял курс на Одессу. На борту было около 200 репатриантов. 18 августа он прибыл в Одессу, репатрианты сошли по трапу, и их расстреляли офицеры НКВД. Поспешный расстрел был грубой ошибкой. Английские моряки, ставшие его свидетелями, вернулись домой в ужасе. Несмотря на строгий запрет, их рассказ расползся по лагерям. Следующие депортации на родину превратились в адские мероприятия: многие репатрианты сопротивлялись из-зо всех сил, кончали жизнь самоубийством, при проходе мимо Гибралтара бросались в воду с надеждой вплавь добраться до Испании. Тайное стало явным...

(no subject)

6 июля моему бывшему научному руководителю Борису Лазаревичу Иоффе исполняется 90 лет. Начало его научной деятельности относится к самому концу 1940х годов. Он знал всех замечательных людей, создавших советскую физику (а позднее водородную бомбу) — от Ландау до Сахарова, от Зельдович до Померанчука, от Курчатова до Гинзбурга, от Харитона до Тамма и Грибова. С некоторыми у него есть совместные работы. Никого из них уже не осталось в живых… Будучи совсем молодым человеком он успел поучаствовать в водородном проекте, в расчетах так наз. “трубы”. Кое-что я о нем писал ранее.

http://traveller2.livejournal.com/252830.html

Сейчас он подготовил к печати книгу воспоминаний “События и люди”, которая вскоре выйдет (на английском языке) в известном научном издательстве World Scientific в Сингапуре. Ниже под катом я привожу небольшой кусочек из этой книги. Иоффе озаглавил
его “ Борис Львович Ванников”, а я бы, пожалуй назвал “Советский крепостной", или что-то в этом духе.

Эти три фотографии я сделал во время интервью, которое Иоффе дал итальянскому телевидению пару лет назад.







Collapse )

Жертва двух диктатур: завершение поста о Нётер

Начало см.
http://traveller2.livejournal.com/441402.html

По мотивам эссе Евгения Берковича



В http://traveller2.livejournal.com/441402.html я упомянул, что в 1934 году Эмми специально приехала из США в Германию, чтобы попрощаться со своим братом Фрицем, уезжавшим в СССР. Фриц Нётер был не таким выдающимся математиком, как его сестра Эмми. Он был просто солидным немецким профессором математики в Техническом университете Бреслау (ныне Вроцлав в Польше). Как и многие другие профессора-евреи, Фриц был уволен сразу же после вступления в силу нацистских расовых законов. В 1934 году, через посредничество Общества помощи немецким ученым, он получил приглашение в Томский университет, где как раз требовался профессор-математик.

Фриц и Эмми Нётер



Поначалу дела Фрица Нётера в Томске шли хорошо: ему казалось, что в стране рабочих и крестьян его левые идеалы воплощаются в жизнь быстрыми темпами. Его назначили заведующим отделением математической физики и теоретической механики. Его статьи публиковались в советских научных журналах. Готовилась к изданию его книга о функциях Бесселя. Успешно продвигалось и изучение русского языка – профессор готовился читать лекции советским студентам. Сыновья Фрица – Герман и Готфрид Нётер – тоже акклиматизировались в Сибири. Старший – Герман – продолжил обучение физической химии, начатое еще в Бреслау, а младший – Готфрид – поступил на матфак Томского университета.

Проблема была с женой. Регина – так ее звали — так и не смогла приспособиться к советскому образу жизни. В Томске она чувствовала себя чужой и ненужной. В результате непрерывного стресса у нее произошел нервный срыв. Фриц отвез Регину в Германию, в Шварцвальд, где жила ее сестра. Он надеялся, что привычная обстановка и заботы ее сестры Регину вылечат. Однако этого не произошло. В августе 1935 года Регина Нётер совершила самоубийство. Регину похоронили в родном городке Генгенбах в Шварцвальде.

Говорят, что беда не приходит одна: 15 апреля того же года пришла телеграмма из Америки о смерти Эмми.

Фриц в Томске (предположительно).



В сентябре 1935 года Фриц приехал в Москву в качестве почетного гостя специальной сессии Московского математического общества, посвященной памяти его великой сестры. Основной доклад о жизни и работах Эммы Нётер делал президент Общества, близкий друг Эмми, Павел Сергеевич Александров. Он пригласил и участников Международной топологической конференции, проходившей в те же дни в Москве. Многие из них лично знали и Эмму и Фрица. Александров пытался заманить в Москву и Эмми. К счастью, выслать ей приглашение на работу в МГУ ему не разрешили.

Collapse )

Владимир Фок

Жил в Петербурге-Ленинграде такой выдающийся теоретический физик, Владимир Александрович Фок. Родился он в 1898 году, а умер в 1974, естественной смертью, что удивительно, учитывая, что был он человек гордый, с острым языком, и большевиков, мягко говоря, недолюбливал. В 30-ые годы его дважды арестовывали и - о чудо из чудес - вскоре отпускали, во второй раз благодаря обращению Капицы непосредственно к Сталину.



За свою жизнь Фок сделал много замечательных работ, но лишь две-три получили широкую известность. Когда его спрашивали, почему, он отвечал так: "Видете ли, на конференции на запад меня не пускают. Раньше как было? Даешь городовому рубль, он идет в полицейский участок, и на следующий день приносит паспорт. Даешь ему полтинник на чай, и все довольны. А теперь? Получаешь приглашение. Идешь к властям. Там сидит городовой и решает, дать тебе паспорт или нет. Ну и как он решит?"

Замечание в сторону. Я восхищаюсь отвагой Капицы. Он же спас Ландау от неминуемой смерти, написав письмо Сталину и поручившись за него. Он понимал, что это было смертельно опасно.