?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: финансы

(no subject)
traveller2
Чего только ни случается в жизни...

В 1996 году я провел в ЦЕРНе 6 месяцев. Ах, какое это было время! Мы снимали полдома в деревеньке Туари, на склоне Юрского хребта. Тогда она еще была совсем маленькой деревней, наш дом стоял прямо в винограднике, и хозяин иногда дарил нам белое вино собственного изготовления. До ЦЕРНа было рукой подать -- минут десять на машине. Мы купили (сильно) подержанный Ауди, из него иногда капало масло, но нас выручал Коля Уральцев -- автомобильный энтузиаст, который мог самостоятельно починить автомобиль любой марки.

Он умер молодым, в расцвете творческих сил. Зачем так бог рассудил?

Коля ушел, а от того Туари с виноградниками ничего не осталось. Внизу построили огромный торговый центр, а чуть повыше на склонах стандартные многоэтажки... как во многих французских городах. Аккуратные, чистые, но стандартные.

Но ведь я не об этом. Вчера Рита разбирала старые документы и нашла вот эту бумажку.



Ее происхождение таково. В то время мои родители жили уже в Лос-Анжелесе вместе с сестрой. Как-то она мне позвонила и сказала, что они соскучились и хотели бы навестить нас с Ритой вскоре после нашего возвращения домой. "Отлично, -- сказал я. -- Ты купи билеты, тебе на месте удобней, а я сразу же вышлю тебе деньги." Вскоре сестра перезвонила, сказала номера рейсов, и что два билета туда-обратно обошлись ей в 489 долларов. Хотите верьте хотите нет, но в те давние времена это было даже дороговато. Сейчас и один билет купить за эту цену не часто удается.

В холле главного здания ЦЕРНа располагалось отделение крупного швейцарского банка. Каждый раз я проходил мимо него по дороге в кафетерий. На этот раз я зашел в офис и сказал им, что мне надо перевести 500 долларов в Лос-Анджелес. "Без проблем,-- ответили они, -- перевод будет стоить 20 швейцарских франков, дойдет на следующий рабочий день."

С чувством выполненного долга я отправился в кафетерий. На следующий день звонит сестра и начинает какой-то странный разговор, типа "все ли с тобой в порядке, не связался ли ты с проблемными людьми" и т.д. Короче, так мы ходили по кругу, пока она наконец не сказала прямо, что от меня пришел перевод на 500 ТЫСЯЧ долларов, и она решила, что меня опутали наркодилеры и заставили отмывать грязные деньги.

"Не может быть, это банковская ошибка, неужели ты и правда подумала, что я мог бы влезть в такое дело?"

"Но ведь всем известно, что швейцарские банки не ошибаются!"

"Хорошо, я разберусь, а ты пойди в свой банк и скажи им что полмиллиона из Швейцарии это ошибка, должно быть 500 долларов!"

Я спустился в холл в главном здании ЦЕРНА, зашел в офис и объяснил молодому человеку, в чем дело. "В нашем банке ошибок не бывает, -- гордо заявил он. Но вы не волнуйтесь, напишите заявление, я отправлю его вверх по начальству."

Примерно такой же разговор состоялся у моей сестры в Лос-Анжелесе. Менеджер посоветовал ей: "Вы не волнуйтесь, мы отправим запрос наверх. Но если даже случилось невозможное чудо, и в швейцарском банке произошла ошибка, разумеется, как честные люди -- а мы ведь честные люди, не так ли -- 500 тысяч вернем, а вот все проценты, которые на них натекут, по закону наши, то есть ваши."

Месяц проходит за месяцем, и ничего. Не помню сколько времени прошло, но никак не меньше полугода, скорее больше, пока закончилось разбирательство. Проценты в банках тогда были выше 2%. В общем, сами посчитайте, какой подарок получила моя сестра от большого швейцарского банка ко дню рождения.

Смешное и серьезное в субботу
traveller2
Сначала смешное:

Вот такой комментарий greenkrokodilla к моему посту от
24 декабря 2016 г. http://traveller2.livejournal.com/487136.html
я получил недавно.

(а) замечательно, но ведь Миннесота = Мухосранск,
Это не Гарвард, не Беркли, не Калтех в самом деле!

(б) у вас "теоретическая физика/астрономия" и
список тем на университетском сайте показывает,
что вы не имеете отношения к физике реального
мира - вы занимаетесь стандартной еврейской
каббалой за госденьги, полностью отрезанной от
реальности!

Если не идут к вам - ну значит идут в реальную
физику, или "евреи кончились, все выехали из
России" - а кто остался сидит на таких гешефтах,
что не отъедет никогда.

(в) сейчас, если вы не заметили, идет горячая война
между вашей Ростовщической Империей и Россией.
Может быть надо спросить у ваших служб - а они визы-то
из России не перестали давать?

Ну, типа, чтобы не образовывать "русских хакеров" которые,
ужас-ужас-ужас для всякого тупого еврея, "привели к власти
Трампа" (для тупого, потому что евреи чуть умнее уже помнят,
что зять трампа - хасид, а дочка приняла гиюр)

Что вы нахрен воду мутите?!


Теперь серьезное

Если кто-то все-таки когда-нибудь захочет поступать в аспирантуру, мой полезный совет:
по разговорному английскому TOEFL должен быть выше 23 баллов.

На этой фотографии 1987 или 88 года все “отцы-основатели” нашего Института.



В центре с белой гвоздикой в петлице Уильям (Билл) Файн — местный бизнесмен, который пожертвовал несколько миллионов долларов на организацию Института. О нем я уже писал вот тут

http://traveller2.livejournal.com/215252.html

Как это обычно делается, эти миллионы были вложены в специальный фонд, который инвестирует деньги в акции. Мы можем пользоваться только прибылью от инвестиций, которая составляет чуть меньше полмиллиона долларов в год. Таким образом, основной капитал не исчезнет никогда. Наш институт имеет смешанное финансирование: из Фонда Файна и от университета Миннесоты, который принадлежит штату Миннесота. Частная компонента дает нам всякие “пряники” обычно отсутствующие в государственных университетах, и значительно большую свободу. На фото выше прямо перед Биллом Файлом (с обширной бородой) стоит недавно умерший Лео Каданофф (https://en.wikipedia.org/wiki/Leo_Kadanoff ), большой друг Билла и его советник в вопросах физики. Справа от бородатого Лео — Марвин Маршак (невысокого роста), тогдашний декан. Собственно, он и принял меня на работу в 1990м. За Маршаком — Глория Любкин, подружка Билла, в то время редактор журнала “Physics Today”. Крайний справа — Джозеф Капуста, нынешний директор аспирантуры.

Если посмотреть на левый фланг, крайний слева Ален Голдман, позднее сменивший Маршака на посту декана, за ним Том Уолш, директор суперкомпьютерного института, и, наконец, Чак Кемпбелл.

С тех пор прошло почти 30 лет. Билл Файн умер от рака, Глория Любкин вышла на пенсию, остальные еще работают.

Наш первый “настоящий” директор Ларри МакЛерран.
Фото © Юрий Докшицер




До него временным директором был Стив Газиорович, о котором я писал вот тут:
http://traveller2.livejournal.com/476507.html . Ларри МакЛерран сейчас в Брукхэвене.

Двоечники у власти. И так всегда и во всем, начиная с 1917 :(
traveller2
"... Сенатор Совета Федерации, зампред комитета по экономической политике Сергей Калашников предлагает установить фиксированный курс по отношению к доллару и другим резервным валютам на уровне 40 руб. Об этом он заявил РИА «Новости».

«Необходимо установить жесткий курс рубля по отношению как к доллару США, так и другим резервным валютам. Исходя из реальной покупательной стоимости национальной валюты на внутреннем рынке, ее курс может составить около 40 руб. за доллар», — убежден Калашников...."

PS. Организации, готовившей убийство Литвиненко с помощью полония, я бы поставил кол на экзамене по общей физике. Следы полония смыть невозможно. Так же как и то, что достать его можно только со специального реактора, которых в мире раз-два...

А уж какой двоечник превратил потенциально преуспевающую страну в мирового изгоя...


✸ ✸ ✸

PS: Смотри подробный анализ в http://elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/432913/Troitskiy_variant_Nauka_2_196_26_yanvarya_2016_goda

стр. 7

Вопрос
traveller2
Для американского доллара и английского фунта существуют довольно точные таблицы, позволяющие оценить, скажем, 100 долларов (или 100 фунтов) в 1930 году в современных долларах/фунтах (учитывая факторы инфляции и т.п.).

Я нигде не смог найти ничего подобного для рублей. Скажем, 280 рублей в 1936 году - сколько это, примерно, в современных рублях, с учетом всех инфляций, деноминаций, реформ?

Я помню, что зарплата моего отца в 1955 году была 800 (тогдашних) рублей.

В тени парковых аллей. 1
traveller2
Еще в доперестроечные времена в нашем московском институте в лаборатории Карена Аветовича Тер-Мартиросяна работал Саша Желонкин, молодой теоретик, только что закончивший Физтех. Хотя мы не были близко знакомы и прошло 30 лет я его хорошо помню. Может, звезд с неба он и не хватал, но порученные ему вычисления делал старательно. И вот однажды по теоротделу, как пламя в степи, пронеслась новость: "Саша арестован."

Оказывается, в свободное от работы время Саша стоял в очереди в кассу Большого театра, покупал билеты на балет, а потом, перед представлением, продавал их иностранцам за доллары. Это сейчас - what's a big deal - пошел в обменник и поменял рубли на доллары или наоборот. А в те времена, операции с иностранной валютой были строго запрещены. За это полагалась расстрельная статья (88 статья часть 2 - "вплоть до расстрела").

Не знаю зачем Саше так уж понадобились деньги: может, хотел родителям помочь, может девушку поразить, может были другие причины. Я никогда в это не вникал… Так или иначе, он попался. Началось следствие. Его дело вела молодая женщина.

Непонятно как, но факт: девушка-следователь и Саша во время следствия влюбились друг в друга. Она сказала, что у него есть шанс отделаться условным наказанием, если Сашин начальник (т.е. Карен), напишет прошение о взятии на поруки. Девушка и сама Тер-Мартиросяну написала: " … возьмите Желонкина на поруки, спасите его от тюрьмы".

Прошение пришло в Институт. Карена тут же вызвал к себе руководитель режимного отдела некий Радченко (не будем задавать вопрос о том как он узнал о содержании письма).

Режимный отдел тогда был в каждом уважающем себя институте. По сути, это был филиал КГБ, и работали в нем вышедшие в отставку офицеры КГБ, которым хотели дать синекуру. Никаких исследований, связанных с военными делами в Институте не проводили с 1960 годов, режимный отдел был абсолютным анахронизмом, и его сотрудники просто развлекались как могли. Такая у них была работа.

Радченко сказал Карену, что если он подпишет прошение о поруке, то ему - Карену - будет плохо. Очень плохо. Незадолго до описываемых событий Радченко сменил на посту своего предшественника, фамилия которого была кажется Полищук, или что-то в этом роде, и который умер от инсульта прямо на посту, в своем кабинете за письменным столом.

История этого инсульта тоже любопытна. В 1981 году к нам в Институт приехала заморская гостья, Гленнис Фаррар, с которой у меня даже есть совместная работа. Тогда она, кажется, работала в Калтехе. Девушка она была молодая, видная. На дворе лето, стояла жуткая жара, Гленнис каждый день приходила на работу в коротенькой юбке и полупрозрачной блузке (или маечке), под которой ничего не было. Охранник на проходной обалдел и не знал, что делать. Ввызвал Полищука. (Напоминаю, 1981 год, вокруг все серо-бесцветное). Полищук окинул Гленнис тяжелым взглядом сверху вниз, глаза его налились, но ничего сказать не решился: американку прислали распоряжением сверху на месяц.

Так повторялось каждое утро. В конце второй недели Полищук вернулся в кабинет, закрыл дверь, сел за стол и тут же умер.

Но вернемся к Карену и Саше. Карен мучил себя, жену, и в конце-концов прошение не подписал. Побоялся. Саше дали три года облегченной колонии (дело шло всего-то о 40 долларах), а могли бы дать 15 в лагере строгого режима. Больше я его никогда не видел.

Недавно я получил письмо от ИГ - человека, который был дружен с Сашей Желонкиным. Вот,что он пишет:

"Саша отсидел 3 года в (Тульской?) области, женился на своей бывшей следовательнице, спустя какое-то время бежал в США и попросил политическое убежище. Последняя связь у меня с ним была, когда он поселился в Лос-Анжелесе, работал там таксистом и одновременно "трейдил" на бирже фьючерсов. В начале 2000-х его девушка приезжала в Москву с тем, чтобы продать его московскую двухкомнатную квартиру. Потом она уехала к нему с вырученными деньгами, и больше ни Саша, ни его подруга на связь не выходили ...

Карен Аветович до конца жизни чувствовал вину перед Сашей за свою слабость перед черной силой, из-за которой он не подписал прошение. Мы с ним много времени потратили на написание рекомендации для американской службы INS (Immigration and Naturalization Sevice). Карен Аветович уже болел, я сам написал рекомендацию в INS от его имени и привез к Карену домой нотариуса, чтобы её заверить.

А сейчас всем нам впору просить политическое убежище. Вот такие дела. ИГ"